Sarkel

De omnibus dubitandum

История и археология поселения Саркел-Белая Вежа

Анатолий Чалых
Краевед
Анатолий Чалых
  • +7 (918) 517-87-44
  • chalykh-ae@yandex.ru
  • skype: chalykh-ae

Артур Кёстлер. Тринадцатое колено. Крушение империи хазар и её наследие.

Артур Кёстлер, фото 1948 г.

А́ртур Кёстлер (англ. Arthur Koestler, 1905, 05 сентября — 1983, 03 марта, 77 лет) — британский писатель и журналист, уроженец Венгрии, еврейского происхождения. Наиболее известен по роману «Слепящая тьма» (1940) об эпохе «большого террора» в СССР 1930-х годов. Писал статьи для Британской энциклопедии.

Кёстлер родился в Будапеште 5 сентября 1905 года. В 1920 г. его семья переехала в Вену и там он поступил в политехнический университет. Там он вступил в молодежную сионистскую организацию. В 1925 г. перед окончанием университета Кёстлер неожиданно решил уехать в Палестину, сжег свою зачетную книжку и прибыл в Палестину в 1926 г. Там по 1929 год он был корреспондентом немецкого издательского концерна Ульштайна, в 1929 — 1930 годах работал в Париже.

В 1931 г. он переехал в Берлин, где стал научным редактором газеты Vossische Zeitung. В том же году он совершил на немецком дирижабле «Граф Цеппелин» полет к Северному полюсу. Он также увлекся коммунистической идеологией и в декабре 1931 г. вступил в КПГ.

В середине тридцатых годов писатель предпринял большое путешествие по Центральной Азии и год прожил в Советском Союзе. В сентябре 1933 г., после прихода нацистов к власти в Германии, он вернулся в Париж, где писал пропагандистские статьи под руководством Вилли Мюнценберга. Во время гражданской войны в Испании он дважды посетил эту страну. В 1937 г., во время второго посещения, он был арестован франкистами и приговорен к смертной казни по обвинению в шпионаже. Он провел пять месяцев в камере смертников и затем был обменен на жену франкистского летчика-аса.

В 1938 г. в связи с «Большим террором» в СССР Кёстлер вышел из компартии. После начала Второй мировой войны он был интернирован французскими властями и был освобожден лишь в начале 1940 г.

Он вступил в Иностранный легион, эвакуировался с ним в Северную Африку, дезертировал, добрался в Лиссабон, а оттуда вылетел на самолёте в Великобританию, где провел шесть недель в тюрьме за незаконный въезд в страну.

После освобождения он поступил добровольцем в британскую армию. Его направили в саперную часть. Раз в неделю он приезжал в Лондон для участия в пропагандистских радиопередачах на немецком языке, писал листовки для немецких солдат, выступал с лекциями о природе тоталитаризма. Он также дежурил по ночам во время воздушных тревог и водил санитарную машину.

В 1941 г. он опубликовал в Великобритании роман Darkness at Noon (в русском переводе — «Слепящая тьма»). Это роман даёт представление о том, как воспринимались за пределами СССР события внутренней жизни страны, какой огромный, до сих пор трудновосполнимый ущерб был нанесён сталинским террором международному престижу родины социализма и единству мирового коммунистического движения.

В 1942 году Кёстлер поступил в распоряжение Министерства информации, для которого писал памфлеты и сценарии документальных фильмов, выступал на Би-би-си.

Кёстлер — самый известный сторонник идеи о том, что европейские евреи ашкеназы произошли не от переселившихся из Палестины и Вавилонии евреев, а от тюркского народа хазар, живших в дельте Волги.

В конце жизни Кёстлер занимался изучением процесса научного мышления. Он также стал инициатором и идеологом движения «Экзит», поддерживающее право человека принять решение и уйти из жизни (эвтаназию). Кёстлер, долгое время страдавший от болезни Паркинсона и лейкоза, покончил с собой 2 марта 1983 года в Лондоне, приняв смертельную дозу снотворного (смерть наступила на следующий день).

 Романы:

Документальная проза:

  • Белые ночи и красные дни / Von Weissen Nächten und Roten Tagen (1933)
  • Испанское свидетельство / Ein Spanisches Testament (1937)
  • Диалог со смертью / Dialogue with Death (1941) (анлояз. ред. «Испанского свидетельства»)
  • Автобиография. Том первый. Небесная стрела / Arrow In The Blue: The First Volume Of An Autobiography, 1905-31 (1952, рус. перевод 2002)
  • Автобиография. Том второй. Незримые письмена / The Invisible Writing: The Second Volume Of An Autobiography, 1932-40 (1954, рус. перевод 2002)
  • Тринадцатое колено. Крушение империи хазар и ее наследие / The Thirteenth Tribe: The Khazar Empire and Its Heritage (1976)

Издания на русском языке:

  • Кёстлер А., Камю А. Размышления о смертной казни. М.: Праксис, 2003
  • Кёстлер А. Дух в машине // Вопросы философии. 1993. № 10

Артур Кёстлер.

Тринадцатое колено.

Крушение империи хазар и ее наследие.

Артур Кёстлер (Arthur Koestler), 1948 г.(1905 г., 05 сентября – 1983 г., 03 марта = 77 лет) ARTHUR KOESTLER THE THIRTEENTH TRIBE

     THE KHAZAR EMPIRE AND ITS HERITAGE

     HUTCHINSON OF LONDON, LONDON 1976

        Артур Кестлер.     Тринадцатое колено. Крушение империи хазар и  ее наследие. Пер. с англ.Кабалкина А. Ю. — СПб.: Издательская группа «Евразия», 2001. — 320 с. Артур Кестлер нашел оригинальный ответ идеологии антисемитизма.  По егомнению,  падение  Хазарского  каганата  породило  несколько  волн  миграции,составивших  основное ядро исповедующего иудаизм населения Восточной Европы.Поскольку этнически мигранты из Хазарии не были семитами, то несостоятелен иантисемитизм.  Привлекая  для работы  тексты арабских путешественников  IХ-Хвв.,  византийские  источники,  «Повесть  временных лет»,  труды Артамонова,Коковцова, Тойнби,  Вернадского,  Данлопа, Кучеры,  Поляка  и  многих другихисториков,  автор  предлагает несколько иное видение становления  и крушенияхазарского государства. Иные акценты  приобретает парадоксальный  на  первыйвзгляд  выбор веры. Увлекательное исследование истории  Хазарского каганата,на  всем протяжении  своего  существования  находившегося  под  перекрестнымдавлением  разнонаправленных  государственных,  религиозных  и  политическихинтересов  не  оставит  читателя  безразличным,  ибо  История,  встающая  застраницами книги Кестлера, не терпит безразличия. СОДЕРЖАНИЕ. ПРЕДИСЛОВИЕ РЕДАКТОРА. Часть первая. ВЗЛЕТ И КРУШЕНИЕ ХАЗАР. I. НА ВЗЛЕТЕ. II. ОБРАЩЕНИЕ. III. УПАДОК. IV. КРУШЕНИЕ. Часть вторая. НАСЛЕДИЕ. V. ИСХОД. VI. ОТКУДА? VII. ВСТРЕЧНЫЕ ТЕЧЕНИЯ. VIII. РАСА И МИФ. Приложения: Приложение I. О НАПИСАНИИ. Приложение II. ОБ ИСТОЧНИКАХ: А) Древние источники. B) Современная литература. Приложение III. «ХАЗАРСКАЯ ПЕРЕПИСКА». Приложение IV. О ПОСЛЕДСТВИЯХ. ИЗРАИЛЬ И ДИАСПОРА. Приложение V. ПРИМЕЧАНИЯ РЕДАКТОРА. Приложение VI. БИБЛИОГРАФИЯ. К ОРИГИНАЛЬНОМУ ИЗДАНИЮ. Приложение VII. БИБЛИОГРАФИЯ. К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ. ПРЕДИСЛОВИЕ РЕДАКТОРА. В  своем  исследовании  по  истории  хазар  Артур Кестлер  цитирует илипересказывает множество  средневековых  источников на  арабском,  еврейском,латыни,  греческом и древнерусском языках.  Он  пользуется  переводами  этихизвестий на  английский или  немецкий  языки. Подготавливая  русское изданиекниги Кестлера, мы сочли необходимым цитаты из средневековых источников датьпо академическим русским переводам. Этот прием позволяет сохранить атмосферунапряженного  научного  поиска  и  передать  дух древних текстов,  а  заодноизбежать  недоразумений   в  столь  тонкой  сфере  как,  например,  передачасредневековых   религиозных    диспутов   между   христианами,   иудеями   имусульманами, насыщенных резкими взаимными обвинениями. По мере возможности,в примечаниях  мы  даем полные  переводы,  где описаны  те или иные значимыеситуации (например,  «выбор  веры» киевским князем  Владимиром). По  этой жепричине в Приложении  III  «Хазарская переписка» мы приводим полный  переводпространной редакции ответного письма хазарского царя Иосифа (изданной П. К.Коковцовым в 1932 г.), тогда как Кестлер  ограничился историческим обзором ибиблиографическими замечаниями. Известно, что искусство цитирования относится к сфере манипуляций. Этимискусством А.  Кестлер  владеет блестяще. Свое отношение к  игре  Кестлера сцитатами мы  выразили  тем,  что  предпослали  русскому переводу  его  книгидубль-эпиграф   из   ал-Мукаддаси.  Разумеется,  исследователь  имеет  правопрервать  цитату из источника в том месте, где  он  считает нужным. Однако удоверчивого  читателя  может  возникнуть  впечатление, что  все  описываемоесоответствует некой  реальности. Часто  эту реальность создает  сам Кестлер,обрывая  голос  средневекового  автора в самом  интересном  месте.  В  такомслучае, мы вправе (в редакторских примечаниях или в специальных скобках » «)продолжить  цитату  и убедиться,  что  не  все так просто,  как хотелось  быписателю-историку. В первую очередь, это связано с ключевыми пунктами теорииКестлера, в  частности, о культурном превосходстве хазар, принявших иудаизм,над  язычниками  огузами  и  мусульманами  булгарами;  и  попыткой  продлитьсуществование Хазарского государства до XIII века.     Оценка   авторской    концепции   Кестлера   о   хазарском   вкладе   ввосточно-европейское еврейство не  входит в нашу задачу; наша цель скромнее:представить  на  суд  читателя  интересную  и  смелую книгу,  указав лишь наподводные камни, связанные с цитированием источников.     Особенно впечатляют средневековые свидетельства о нравах и малопонятныхобычаях чужестранцев.  Например,  Кестлер приводит без  всяких  комментариевсведения арабских географов о некоторых отталкивающих обычаях русов, башкир,гуззов. Представив эти  материалы, Кестлер выразительно замолкает, добившисьлегким  путем своей цели: соседи хазар обретают мало привлекательный  образ.Справедливости ради,  следует заметить, что и большинство историков избегаеткасаться подобных сюжетов по той простой причине, что эти сюжеты не подлежатобъективной  проверке,  но  могут  быть предметом  исторической  психологии,поскольку носят оценочный  характер. Отдельный вопрос —  насколько корректноиспользовать эти свидетельства в качестве неких символов времени.  Подобногорода  «наблюдения»  средневековых  авторов  должны  быть  отнесены  к  сфереэтнических и религиозных стереотипов  и составить предмет  еще не написаннойвсемирной истории взаимного непонимания.     Ряд  незначительных  погрешностей  и опечаток,  пропущенных  английскимредактором,  мы  устранили,  особо не оговаривая  эти обстоятельства. В рядеслучаев в редакторских примечаниях  мы сочли полезным и  интересным добавитьсюжеты  из  новых  переводов,  выполненных  современными исследователями.  Кизданию также прилагается подробная русская библиография по всему кругу тем,затронутых А. Кестлером. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. В3ЛЕТ И КРУШЕНИЕ ХАЗАР. Эпиграф к оригинальному изданию     «В Хазарии большое количество     овец, меда и иудеев».     Мукаддаси, «Описание мусульманской империи». Х в. Эпиграф к русскому изданию     «Что касается ал-Хазар, то это — обширный округ     за Каспийским морем. Грязь непролазная,     много овец, меда и иудеев».     Ал-Мукадасси. «Лучшее из делений     для познаний климатов». 985 г. I.НА ВЗЛЕТЕ. В те времена,  когда  Карл  Великий  носил корону императора Запада, навосточной окраине Европы,  между  Кавказом  и Волгой, властвовало  иудейскоегосударство, известное  как  Хазарская империя. На пике своего могущества, сVII  по  Х век  нашей  эры, она играла важную  роль в  судьбах средневековойЕвропы.  Византийский  император  Константин  Багрянородный  (913-959  гг.),должно быть, хорошо  знал положение дел, когда отметил в «Книге о церемонияхвизантийского двора»  (32; 690),  что  послания римскому папе  и  императоруЗапада  несут  золотую печать достоинством в два солида, тогда как печать напосланиях  правителю хазар должна  быть  в  три солида. То  была не лесть, аRealpolitik.  «Вероятно,  в занимающий  нас период, —  писал  Дж.  Бьюри,  -хазарский хан значил для византийской внешней политики никак не меньше,  чемКарл Великий и его преемники» (21; 402).     Страна  хазар, народа тюркского происхождения, занимала  стратегическоеположение между Черным и Каспийским морями,  где в  те времена  сталкивалисьинтересы крупнейших  восточных держав. Она играла роль  буфера,  защищающегоВизантию от вторжений сильных варварских племен из северных степей — булгар,венгров, печенегов и др., а позднее викингов и русских. Однако более важен сточки  зрения византийской дипломатии и европейский  истории  тот факт,  чтохазарские  армии реально  воспрепятствовали  арабскому  нашествию на раннем,самом  разрушительном этапе,  и тем помешали арабскому завоеванию  ВосточнойЕвропы.  Профессор  Данлоп из Колумбийского  университета, один из  наиболееавторитетных   исследователей   в   области   истории  хазар,  очень   сжатохарактеризует этот решающий, но совершенно неизвестный эпизод истории:     «Земли  хазар… лежали  на пути  естественного  продвижения арабов. Засчитанные годы после смерти  Магомета (632 г.) армии Халифата, прорываясь насевер и  круша две  империи, достигли великой горной  преграды —  Кавказскихгор. Стоило  преодолеть  этот барьер  —  и  перед  ними  открылся бы  путь вВосточную  Европу. Но  как  раз на  кавказском рубеже  арабы  столкнулись  сорганизованной военной  силой,  помешавшей им  продолжить  завоевание в этомнаправлении. Войны арабов и хазар, продолжавшиеся  более  столетия,  но нынепочти  неизвестные,  имели   большое   историческое  значение.  Франки   подпредводительством  Карла  Мартелла  отразили  арабское вторжение в битве приПуатье (732  г.). Одновременно Европе грозила не менее серьезная опасность свостока…  Победоносные  мусульмане  были   остановлены  силами  Хазарскогоцарства…  Вряд  ли можно  сомневаться,  что если бы не  хазары, населявшиеобласти к северу от Кавказа, то Византия, оплот  европейской цивилизации  навостоке, была бы обойдена арабами с  флангов, и тогда история христианства иислама сильно отличалась бы от известной нам сегодня» (37, стр. IХ-Х).     Учитывая  эти обстоятельства, не  приходится удивляться, что в 732  г.,после громкой хазарской победы над арабами, будущий  император  Константин V(741-775)   женился  на  хазарской   принцессе.  Со  временем  их  сын  сталимператором Львом IV (775-780), известным под именем Лев Хазар.     По иронии судьбы,  последняя битва  той  войны, разыгравшаяся в 737 г.,закончилась поражением  хазар.  Но  к этому  времени движущая сила Священнойвойны  мусульман была уже растрачена,  халифат сотрясали  внутренние распри,поэтому  арабские  завоеватели   пересекли   Кавказские   горы   в  обратномнаправлении, не оставив за собой плацдарма на севере, тогда как хазары сталиеще могущественнее, нежели прежде.     Еще через несколько  лет, примерно в  740  г., каган,  его придворные ивоенная верхушка перешли в иудейскую веру, и государственной  религией хазарстал  иудаизм. Современники были,  несомненно,  удивлены  этим  решением  неменьше,  чем современные  исследователи,  наталкивающиеся  на  свидетельстваэтого события в арабских, византийских, русских и еврейских источниках.  Воткак   выглядит    интерпретация   этого   события   в   труде    венгерскогоисторика-марксиста  Антала Барты «Венгерское общество  в VIII и IX вв.» (13;35).  Несколько  глав  этой книги  посвящены хазарам, так как  на протяжениипочти всего  указанного  периода венгры находились  под их  властью.  Тем неменее, о переходе хазар  в иудаизм здесь  говорится всего  в  одном  абзаце,причем с нескрываемым недоумением:     «Мы не  можем углубляться в проблемы, связанные с историей идей, однаковынуждены обратить внимание  читателя  на проблему государственной религии вХазарском  царстве.  Официальной  религией  правящего  слоя  общества  сталаиудейская  вера.  Излишне   говорить,  что  переход  в   иудейскую  веру   ипровозглашение  ее государственной  религией этнически  нееврейского  народамогли  бы  стать  темой  для  любопытных  размышлений.  Мы  же   ограничимсязамечанием, что этот официальный переход —  вопреки попыткам распространенияхристианства со  стороны  Византии, и  мусульманскому  влиянию  с Востока, атакже  несмотря  на  политическое  давление  тех  и  других  —  в  веру,  неподдерживавшуюся никакими  политическими  силами,  а,  наоборот, почти всемипреследовавшуюся, удивляет всех историков, занимающихся хазарами, и не можетрасцениваться   как  случайность,  а  должен   быть  признан  свидетельствомнезависимой политики царства».     Это   размышление  только  усугубляет   наше  удивление.   При  наличиирасхождений    в   разных   средневековых   источниках,    касающихся   лишьвторостепенных подробностей, основной факт не вызывает сомнений.     Неясно другое:  какой  была  судьба иудеев-хазар  после  разрушения  ихгосударства в  XII или  XIII веке. Источников по этой  проблеме  очень мало,зато  в Средневековье  существовало  много хазарских поселений в  Крыму,  наУкраине, в Венгрии, Польше, Литве. Общая картина, которую удается  составитьиз  фрагментарных сведений, указывает на процесс миграции хазарских племен иобщин в те районы Восточной Европы — в основном, в Россию и Польшу, — где назаре  Нового  времени  было  сосредоточено  больше всего  евреев.  Некоторыеисторики делают  из этого вывод, что значительная  часть, а то и большинствовосточного еврейства,  а значит,  мирового  еврейства  как  такового,  имеетхазарское, а не семитское происхождение.     Далеко  идущие последствия  такой гипотезы  объясняют  осторожность,  скакой историки подходят  к этой проблеме, если вообще не избегают ее. Так, в»Еврейской энциклопедии»  (Encyclopaedia  Judaica)  издания  1973  г. статья»Хазары» подписана  Данлопом,  однако есть  и особый раздел «Хазарские иудеипосле падения каганата», подписанная «Издателями» и определенно преследующаяцель не раздражать тех, кто верит в догму «избранного народа»:     «Тюркоязычные  караимы (фундаменталистская иудейская секта)  в Крыму, вПольше и в  других  местах утверждают,  что происходят от хазар, что находитподтверждение в  их  фольклоре,  антропологии  и  языке.  Существует  немалосвидетельств постоянного присутствия в Европе потомков хазар».     Но  насколько велико,  в  количественном выражении,  это  «присутствие»кавказских  сынов   Яфета  в   шатрах  Сима?  Одним   из  самых  радикальныхпропагандистов  гипотезы  о хазарских  корнях  еврейства  является профессорсредневековой еврейской истории Тель-Авивского университета А. Н. Поляк. Егокнига «Хазария» была издана на иврите  в Тель-Авиве в 1944 г. и переиздана в1951 г. (94). В предисловии он пишет, что факты  требуют «нового подхода какк  проблеме  отношений  между  хазарским  еврейством  и  другими  еврейскимисообществами, так и  к тому, как  далеко  мы  можем  идти, рассматривая  это[хазарское]  еврейство  как  ядро диаспоры евреев  в Восточной Европе…  Ихпотомки — и те, кто остался на  месте, и те, кто эмигрировал  в  СоединенныеШтаты и в  другие  страны, и те,  кто подался  в Израиль, —  составляют нынеощутимое большинство мирового еврейства».     Это  было написано еще  до  того,  как стал  известен истинный  масштабХолокоста, однако факт остается фактом: ощутимое большинство выживших еврееввсего мира  имеют восточноевропейские — а значит, возможно, именно хазарскиекорни. Если  это так, то  предки  их пришли не с  Иордана,  а с Волги, не изХанаана, а  с  Кавказа,  когда-то  считавшегося колыбелью  арийской  расы, игенетически  состоят  в  более  тесном  родстве   с  гуннами,  уйгурскими  ивенгерскими племенами, чем с потомками Авраама,  Исаака  и Иакова. Если  этоправда, то  термин  «антисемитизм»  утрачивает смысл, становясь  всего  лишьследствием  недопонимания  между  убийцами  и  их  жертвами.  Так  Хазарскаяимперия, контуры которой медленно проступают из  тьмы прошлого,  приобретаетсвойства жесточайшей мистификации, когда-либо затеянной Историей. 2. «Аттила был,  в конечном  итоге, всего лишь владыкой в  царстве шатров.Государство его исчезло — тогда как презренный град Константинополь сохранилсвою  силу.  Шатры  пропадают,  города  остаются.  Государство  гуннов  былосмерчем…»     Востоковед XIX  века Кассель (26), написавший эти  строки, полагал, чтохазар постигла та же участь — по тем  же  самым причинам. Однако присутствиегуннов  в  Европе  продлилось  каких-то  80  лет  (*),  а  Хазарский   каганатпродержался  чуть  ли  не четыре века. Хазары тоже  жили  в шатрах, но имелинаряду  с  шатрами крупные  городские поселения  и  превратились из  племенивоинов-кочевников в  народ земледельцев, скотоводов, рыбаков,  виноградарей,торговцев   и  опытных  ремесленников.  Результаты   исследований  советскихархеологов свидетельствуют  о существовании  развитой культуры,  не  имевшейничего общего с «гуннским смерчем». Найдены остатки поселений, тянувшихся нанесколько миль (13; 24), где дома были связаны крытыми переходами с большимихлевами, овчарнями и конюшнями, имевшими  размер от 3-3,5 до 10-14 метров, скрышами на  опорах. (13;  24 и прим. 147-149) По остаткам плугов, в  которыхзапрягали быков,  можно  судить о замечательном мастерстве их  создателей; отом  же  говорят  сохранившиеся  предметы  материальной культуры  —  пряжки,застежки, украшения седел.      (*)- Примерно с  372 г., когда гунны двинулись из северо-каспийских степейна запад, до смерти Аттилы в 453 г. Особенный  интерес  представляют ушедшие  глубоко  в  землю  фундаментыкольцевых  построек  (13;  24  и  прим.  147-149).  По  сведениям  советскихархеологов, их находят на всей  территории обитания  хазар и относятся они кболее раннему периоду, чем «нормальные» четырехугольные  сооружения. Круглыедома символизируют, несомненно, переход от переносных, куполообразных шатровк  постоянному  жилищу,   от  кочевого  к  оседлому,   вернее,  полуоседломусуществованию. Арабские источники того времени утверждают, что хазары жили всвоих городах, даже в столице  Итиль,  только зимой, а с наступлением  веснысвертывали шатры, покидали дома и уходили вместе с крупным и мелким  рогатымскотом  в   степи   либо  разбивали   лагеря  рядом   со  своими  полями   ивиноградниками.     Раскопки также демонстрируют, что  в поздний период каганат был окруженлинией  фортификационных сооружений, возведенных  в  VIII-IХ вв., защищавшихсеверные границы степного пространства. Крепости  эти образовывали полукруг,тянувшийся  через низовья Донца, Дона и  Волги. С юга Хазария была  защищенаКавказским хребтом,  с  запада Черным  морем, с  востока Хазарским  морем  -Каспием (*).  Однако линия крепостей  представляла собой всего лишь внутреннийкруг, оборонявший постоянное  ядро хазарских земель; граница  их владычестванад северными племенами была непостоянной и зависела от результатов войн. Напике  могущества они  контролировали или собирали  дань более чем с тридцатинародностей  и племен, обитавших на  обширных территориях между  Кавказскимигорами,   Аральским   морем,   Уральскими   горами,   городом  Киевом  и   впричерноморских степях. К подчиненным хазарам  народам принадлежали булгары,буртасы [1], гуззы, венгры, готские и греческие колонии в Крыму и славянскиеплемена  в  лесостепях  Поднепровья.  Хазарские  армии  заходили  и  дальше,проникая  в  Грузию,  Армению  и  Арабский  Халифат  до  Мосула.  По  словамсоветского  археолога  М.  И. Артамонова  (6),  «до  IX века  никто  не  могсоперничать  с  хазарами,  владычествовавшими над  северным  Причерноморьем,прилегающими  степями и лесами Приднепровья.  На  протяжении полутора  вековхазары  были  полноправными  владыками  южной  половины  Восточной Европы  иобразовывали могучий бастион,  запирая  урало-каспийский  проход  из Азии  вЕвропу. Все это время они отражали набеги кочевых племен с Востока» [2].      (*)- До  наших времен у мусульман,  помнящих  ужас арабов перед хазарскиминабегами,  Каспийское  море,  столь же ненадежное, как кочевники, и  так  жеугрожающее их степям, называется «бахр-уль-хазар» — «Хазарское море» (2). Если  взглянуть с  высоты  птичьего  полета на  историю великих кочевыхимперий  Востока, то  Хазарский  каганат занимает промежуточное положение вовремени,  по  размерам и  по  уровню культуры  между  предшествовавшими  емугуннами и аварами, с одной стороны, и Монгольской империей, с другой. 3. Какими  же  были  эти   удивительные  люди  —  удивительные  как  своим

могуществом и достижениями, так и переходом в религию парий? Дошедшие до насописания  взяты  из  источников,  враждебных  хазарам,  и  потому  не  могутприниматься за чистую  монету. «Хазары, — пишет арабский хронист (37; 11), -живут на  севере  населенных земель, ближе  к  7-му климату, под  созвездиемПлуга. Земля их  холодная  и  сырая. Потому  лицом они  белы, глазами  сини,волосы у  них  больше  рыжие и вьются,  телом они крупны, а нравом  холодны.Народ сей дик».     После века войн арабский автор не испытывал к хазарам большой симпатии.Не испытывали ее и грузины с армянами, чьи страны, гордившиеся гораздо болеедревней  культурой, хазарские  всадники  то и дело  опустошали. В грузинскойхронике они, согласно  старой традиции, отождествляются с  потомками Гога  иМагога, ибо это «дикари со страшными лицами и с нравом  диких зверей, пьющиекровь»   (107;   23).   Армянский   автор  Моисей   Каганкатваци   ужасается»безобразной,  гнусной, широколицей, безресничной  толпой, в образе женщин сраспущенными  волосами»  (80;  44 прим.  4).  Наконец, географ  Истахри, чьесочинение является одним  из важных  арабских источников по интересующей настеме,  говорит  следующее  (37;  96):  «Хазары  не  походят  на  тюрок,  оничерноволосы, разделяются  на  два разряда, один  называется  кара-хазар, онисмуглы так  сильно,  что их смуглота  отдает  в чернь, они словно какой-либоразряд из Индии. Другой  разряд — белые, красивые и  совершенные по внешнемувиду» [3]. Звучит более лестно, но только усиливает непонимание. Дело в том, что утюрок было принято  называть  правящие  группы  либо роды  «белыми», а  низы»черными» людьми. Поэтому нет оснований  считать, что «белые  болгары»  былибелее «черных» или  что «белые гунны», вторгшиеся в V и VI веках в Индию и вПерсию,  были  более белокожими,  чем  другие  племена  гуннов,  завоевавшиеЕвропу. Темнокожие  хазары Истахри, как и многое другое из того, что написалон  и  ему подобные  «очевидцы»,  — порождение  беспочвенных легенд; да и мыпродвинулись  немногим  дальше  в  том,  что  касается  облика  хазар  и  ихэтнического происхождения [4]. На последний  вопрос можно ответить только  в самых общих чертах. Но неменее   обескураживающим   будет   результат,  если   попробовать   выяснитьпроисхождение  гуннов, аланов, аваров, булгар,  венгров,  башкир,  буртасов,сабиров,  уйгуров,  сарагуров,  оногуров,  утигуров, кутригуров,  тарниаков,котрагаров,  кабаров,  забендеров, печенегов,  гуззов,  команов  и  десятковдругих   племен   и  народностей,   пути  которых  пересекались   за   времясуществования Хазарского  каганата  с  маршрутами  хазарских  кочевий.  Дажегунны,  о которых известно гораздо больше,  появились неизвестно  откуда; ихназвание,  видимо,  происходит  от  китайского слова hiung-nu, обозначавшеговсех воинственных кочевников, тогда как другие народы называли «гуннами» всекочевые  орды  без разбору,  включая вышеназванных  «белых  гуннов», а такжесабиров, венгров и хазар (*). (*) — Любопытно, что британцы во  время Первой мировой войны  использовалисловечко «гунны» в традиционном пренебрежительном значении, тогда как у меняна родине, в Венгрии, школьников учили патриотическому  почтению  к «славнымпредкам-гуннам». Элитный  гребной  клуб  в  Будапеште назывался  «Гунния», аАттила — по-прежнему популярное имя. В  I  веке  н.э. китайцы оттеснили неспокойных соседей  — гуннов  —  назапад, что положило начало очередной лавине из тех,  что на протяжении вековпрокатывались по  Азии в западном направлении. Начиная  с  V  века ко многимтаким  племенам,  устремлявшимся  на  запад,  применяли  общее  наименование»тюрки». У этого слова тоже,  видимо, китайское происхождение  (восходящее кназванию  некоего  холма); впоследствии  так  стали  называть  все  племена,говорившие  на  родственных  языках  («тюркская»  языковая   группа).  Такимобразом,  термин   «тюрки»   в   том  смысле,  в  котором  он  употребляетсясредневековыми авторами  — а нередко и  современными этнологами — относится,скорее, к языку, чем к расе. В этом смысле гунны с хазарами были «тюрками»*.Хазарский язык, как предполагают, отчасти сохранился в современном чувашскомязыке, который относится к булгарской группе тюркских языков [5]. Считается,что чуваши  являются  потомками  булгар, говоривших  на  наречии,  схожем  схазарским.  Однако  все  эти  связи  весьма  приблизительны  и  основаны  напредположениях  филологов-востоковедов.  Все, что мы  можем  с  уверенностьюсказать,  — это то,  что хазары  были «тюркским»  племенем,  появившимся  изазиатских степей примерно в V в. нашей эры. Происхождение слова «хазары» и  все  восходящие  к нему новообразованиятакже  дают  пищу  для изобретательных  предположений.  Скорее  всего, словопроизошло  от тюркского корня «газ», что значит  и «скитаться», и собственно»кочевник». Для неспециалистов гораздо интереснее современные  слова-потомкиэтого слова:  русские «казаки»  и  венгерские «гусары»  [6] (те и  другие  -воины-всадники)(**).  И даже немецкое слово  Ketzer  — еретик и, впоследствии,еврей. Если эти рассуждения верны, то выходит, что хазары сильно повлияли навоображение различных средневековых народов.      (*) — Это не относится к  венграм, чей  язык  принадлежит к  финно-угорскойязыковой группе.     (**) — «Гусар»  —  это,   вероятно,   заимствование  из  греческого  черезсербскохорватский, но в основе опять-таки «хазар». 4. В  некоторых  персидских  и  арабских  хрониках  можно  найти  занятноесочетание легенд и слухов.  Начинаться они  могут  с  сотворения мира.  Так,арабский  историк IX  в.  Якуби прослеживает  историю  хазар до  библейскогоЯфета,  третьего сына Ноя. Возведение  родословной  того или иного  народа кпотомкам  Ноя —  традиционная  тема  в  средневековой  литературе  [7], хотявстречаются  и  другие  легенды,  связывающие  хазар  то  с  Авраамом,  то сАлександром Македонским. Одно из наиболее ранних фактических свидетельств о хазарах содержится усирийского  хрониста «Захарии Ритора»,  писавшего в середине VI в.(*). Хазар онупоминает в списке народов, населяющих  Кавказ.  Судя по  другим источникам,они заявили о себе столетием раньше, причем в  тесной связи с гуннами. В 448г. византийский император  Феодосий II направил к Аттиле посольство, включивв него  знаменитого ритора  по имени Приск. Тот подробно записывал не толькодипломатические  переговоры, но  и  все,  что касалось придворных  интриг  исобытий  на  пышном  приеме  у  Аттилы; оказавшись превосходным  собирателемсплетен, он  оставил нам один  из главных источников  сведений об  обычаях ипривычках гуннов. Не  скупится  Приск  и на  анекдоты  об одной  народности,покоренной гуннами, которую  называет «акатцирами» — скорее всего, речь идетоб «ак-хазарах», или «белых хазарах» (в  отличие  от «черных» кара-хазар)(**).Приск свидетельствует, что  византийский император  пытался переманить  этотвоинственный  народ  на свою сторону, но  алчный  хазарский вождь  по  имениКаридах  счел  посулы  недостаточными и  примкнул  к  гуннам.  Аттила  нанеспоражение  вождям,  враждовавшим  с  Каридахом,  сделал   его  полновластнымправителем  акатциров  и  пригласил  к  себе  в  гости.  Каридах многословнопоблагодарил  за  приглашение, но  заявил, что «трудно  смертному смотреть влицо  богу.  Нельзя смотреть на солнечный диск, тем более в лицо величайшемуиз богов,  не рискуя обжечься». Аттила был,  видимо, польщен, ибо не отнял уКаридаха право на власть. (*) — В действительности  текст  принадлежит  перу  анонимного переписчика,назвавшего  автором   более  раннего   греческого  историка,  чей  труд   онперерабатывал. (**) — Об «акатцирах»  упоминает  спустя  век  и Иордан,  великий  готскийисторик, а так называемый «географ из Равенны» определенно  отождествляет ихс хазарами. С  ним  согласны  почти все  современные  специалисты.  Заметнымисключением  был  Маркварт,  но  Данлоп  опровергает  его  взгляды. Кассель,например,  указывает,  что  в  произношении  и  написании Приск  следует  заармянами и грузинами: «хазир». Хроника Приска подтверждает,  что хазары появились на европейской сцепепримерно в середине V века в качестве  народа, подвластного гуннам, и  могутрассматриваться,  наряду  с  венграми  и  другими  племенами,   как  позднееответвление от орд Аттилы. 5. Крушение империи гуннов  после  смерти  Аттилы образовало  в  ВосточнойЕвропе  вакуум  власти,  куда волнами устремились с востока орды кочевников,среди  которых  выделялись уйгуры  и  авары. Хазары  в то  время  как  будтодовольствовались набегами на закавказские земли Грузии и Армении, захватываябогатую добычу. Во второй половине VI в.  они стали доминирующей силой средисеверокавказских   племен.  Многие  из  этих   племен  —  сабиры,  сарагуры,самандары,  баланжары  и  другие  —  перестают  с  той  поры  упоминаться  висточниках  под своими именами: их либо  подчинили, либо  поглотили  хазары.Самое упорное сопротивление было оказано могущественными булгарами, но и онипотерпели  сокрушительное поражение  (примерно  в  641 г.), вследствие  чегоплеменной  союз раскололся на две части: одна мигрировала на запад, к Дунаю,в область  нынешней Болгарии,  другая — на северо-восток, на Среднюю  Волгу,оставаясь  в подчинении  у  хазар.  Ниже  еще неоднократно  будет  сказано одунайских болгарах и о волжских булгарах. Прежде чем образовать суверенное государство, хазарам пришлось побыватьпод   властью   еще   одной   недолговечной   державы   —   так   называемойЗападно-Тюркютской империи, или Тюркютского ханства. Оно  представляло собойконфедерацию племен, которые удерживал вместе правитель-каган (*). Впоследствиитак стали называть себя и хазарские  правители. Первое тюркское — если можнотак его называть  — государство просуществовало один век (примерно  с 550 по650 г.), а потом распалось, не оставив после себя следа. Однако только послепоявления этого царства возникло обозначение  народа «тюрки», отличающее егоот других тюркоязычных народов — хазар и булгар (**). (*) — Какан,  хакан, др.  Востоковеды пишут  этот  титул  по-разному  — см.Приложение I. Я буду придерживаться варианта «каган» как наиболее привычногодля  глаза  западного человека.  Впрочем,  звук «х»  очень  распространен  вхазарском языке. Хазары  находились  сперва   под   гуннским,   потом   под   тюркютскимвладычеством. После заката  тюркутов  в  середине  VII  в.  пришел их  чередправить  «Северным царством», как оно именовалось персами и византийцами. Поодной из легенд (***), во дворце великого персидского шаха  Хосрова Ануширвана(Благословенного)  стояло  три   золотых  гостевых  трона   специально   дляимператоров Византии, Китая и Хазарии. Ни тот, ни другой, ни третий так и непосетили Персию с государственным визитом, так что  золотые троны — если онисуществовали —  играли,  видимо, чисто символическую роль. Но  независимо оттого, правда  это или вымысел, вспоминается фраза императора  Константина  озолотой печати достоинством  в  три  солида  на  посланиях правителю  хазар,отправляемых императорской канцелярией. (**) -Это не мешало, тем не менее,  употреблять слово «тюрки» по отношениюк любому степному кочевому племени в качестве эвфемизма слова «варвары» либосинонима слова «гунны». Это часто приводило к затруднениям при интерпретациидревних источников. (***) — Ibn-al-Balkin, Fars Namah. 6. Итак,  в  первые десятилетия VII  в.,  до того, как из Аравии  нагрянул

мусульманский  смерч,  на  Среднем  Востоке  властвовал  триумвират  держав:Византия, Персия, Западно-Тюркютская империя.  Первые две непрерывно воевалидруг  с  другом  на  протяжении  столетия  и стояли на краю  краха; Византиявпоследствии  оправилась, но  Персидское  царство  было обречено,  и  хазарыфактически привели приговор в исполнение. Номинально они еще оставались под властью Западно-Тюркютского  царства,в рамках которого  представляли наибольшую силу и наследие которого им скоропредстояло принять.  Поэтому ромейский  император Ираклий заключил в  827 г.военный договор с хазарами — первый в  череде нескольких  таких договоров, -готовясь к  решающей войне  с Персией. Есть  несколько  версий  относительнороли,  сыгранной  хазарами  в той  кампании,  вряд  ли победоносной,  однакоосновные факты не вызывают сомнений. Хазары поставили под знамена Ираклия 40тысяч  всадников под командой вождя Зиевила, участвовавших  в наступлении наПерсию, но потом, устав,  видимо,  от чрезмерно осторожной стратегии греков,развернули коней и осадили Тифлис. Осада успеха не принесла, но на следующийгод они снова  объединили  силы с Ираклием, захватили  грузинскую  столицу ивернулись   с  богатой   добычей.  Е.  Гиббон,  опираясь  на   свидетельствавизантийских  историков  Феофана и Никифора, дает  красочное описание первойвстречи ромейского императора и хазарского предводителя (46; V; 87-88): «Неприятельскому   союзу   Хосрова   с   аварами  ромейский   императорпротивопоставил  полезный и достойный союз  с тюрками (*). По  его призыву ордахазар перенесла свои шатры с равнин Волги в горы Грузии; Ираклий встретил ихоколо  Тифлиса. Зиевил, второй человек по  достоинству после хагана, завидевИраклия, поспешил к нему, поцеловал  его в плечо и распростерся перед ним навиду  у  персов  из  города  Тифлис.  Все  войско  тюрков  упало  на  землю,простершись  лицом вниз, и почтило василевса почестью, незнакомой  варварам.Равно и  вожди  их, взойдя на камни, пали таким же образом. Василевс  назвалвластителя  тюрок своим сыном,  сняв  со своей головы венец, возложил его наголову  тюрка, устроил  пир, подарив  Зиевилу  всю  утварь  с императорскогостола, в придачу с  императорскими одеждами, и  украшенные жемчугом серьги иобещал ему в  жены  свою дочь Евдокию, за  что тотчас  получил  пополнение всорок тысяч всадников»» [8]. (*) — Под «тюрками», как станет ясно дальше, автор подразумевает хазар. Евдокия  (или Епифания)  была  единственной дочерью  Ираклия от  первойжены.  Обещание выдать ее за «тюрка»  лишний раз свидетельствует о том,  каквысоко  ценился   византийским  двором  союз  с  хазарами.  Однако  брак  несостоялся, ибо Зиевил погиб, когда Евдокия только  направлялась со свитой навстречу с ним. У Феофана есть в связи с этим двусмысленное замечание о  том,что Зиевил представил императору «своего сына, безбородого юношу»  —  и quidpro quo? [9]. В  одной армянской  хронике есть другой красочный отрывок  с цитатой изтекста,  который можно  назвать  мобилизационным указом хазарского правителяперед  второй кампанией против  Персии: он  был  адресован всем  подвластнымхазарскому кагану «племенам и народам, жителям полей и гор, живущим в городеили под открытым небом,  бреющим головы и носящим косы,  чтобы по  мановениюего все были готовы и вооружены» (37; 29). Перед  нами  первое  указание  на богатую  этническую  мозаику, которойпредстояло составить Хазарскую империю. «Настоящие хазары», правившие в ней,всегда составляли,  видимо, меньшинство —  как австрийцы в Австро-Венгерскоймонархии. 7. Персидское   государство   так  и   не  оправилось  от  сокрушительногопоражения,  нанесенного   ему  в  627  г.  императором  Ираклием.  Произошловосстание,  шах был  убит собственным сыном, тоже погибшим спустя  несколькомесяцев; на трон был возведен ребенок, затем последовало десятилетие анархиии хаоса, после чего на сцене впервые появились арабские полчища, сокрушившиеимперию  Сасанидов.  Примерно  в это же  время Западно-тюркская конфедерацияраспалась на племенные тюркские  союзы.  Прежний треугольник держав сменилсядругим:  исламский  халифат   —  христианская  Византия  —  новообразованноеХазарское царство на севере. Последним пришлось принять на себя всю  тяжестьпо  отражению  арабского  натиска  и  защищать  равнины  Восточной Европы отзахватчиков. За первые 20 лет после  Хиджры — бегства Магомета в Медину в  622 г., скоторого начинается  арабское  летоисчисление, — мусульмане покорили Персию,Сирию, Месопотамию, Египет и взяли сердце Византии в смертельное полукольцо,протянувшееся от Средиземного моря до Кавказа и южного берега Каспия. Кавказбыл  колоссальной  естественной  преградой,  но не  более  неприступной, чемПиренеи;  его  можно  было  преодолеть  через  Дарьяльский  (ныне  именуемыйКазбекским)  перевал или  обойти  по Дербентскому проходу, вдоль каспийскогопобережья.     Этот  укрепленный  проход,  названный арабами  «Баб-ал-Абваб»,  «Воротаворот»,   был   исторической   дорогой,  через   которую  хазары  и   другиеграбительские племена время  от времени нападали на  страны, лежащие  к югу,после чего  тем же путем отступали. Теперь пришел черед арабов. С 642 по 652г.  они  несколько раз преодолевали Дербентские ворота  и  заходили  в глубьХазарии, где  пытались  взять Беленджер  —  ближайший город —  и закрепитьсятаким образом на  северных  предгорьях Большого  Кавказского  хребта.  Но наэтой, первой стадии арабо-хазарской войны их всякий раз обращали  в бегство;в  последний  раз это  произошло  в  652 г.,  в крупном сражении,  когда обестороны  прибегли к  артиллерии  (катапультам  и  баллистам). Четыре  тысячиарабов  были убиты,  включая  их  полководца  Абд ал-Рахманда  ибн  Рабиаха,остальные в беспорядке отступили обратно. Следующие  30-40 лет арабы не пытались  одолеть хазарскую  твердыню.  Вэтот период их главные удары были направлены против  Византии. Несколько раз(примерно в 669, 673-678, 717-718 гг.) они осаждали Константинополь с суши ис моря; если бы им удалось замкнуть кольцо, перейдя Кавказ и переплыв Черноеморе, то Восточную Римскую империю ждала бы печальная  судьба. Тем  временемхазары,  подчинив булгар  и  венгров,  продолжили  свое  движение на  запад,вторгнувшись в причерноморские  степи  и в Крым.  Но это были уже не прежниенабеги  наудачу, с целью пограбить и захватить  пленников,  а завоевательныевойны, в результате которых покоренные народы включались в состав империи состабильным  управлением, возглавляемой  могущественным  каганом, назначавшимнаместников провинций  и взимавшим на занятых  территориях налоги. В  началеVIII в. государство хазар было уже достаточно прочным для того, чтобы самомуперейти в наступление против арабов. С расстояния в более чем тысячу лет  последовавший период  периодическивспыхивавших  боевых  действий  (так  называемая  «вторая  арабская  война»,722-737  гг.)  выглядит  скучной   чередой   эпизодов   местного   значения,разыгрывающихся  по  одной и той  же схеме: сначала  хазарская  кавалерия  втяжелых доспехах вторгается через Дарьяльский перевал или Дербентские воротаво  владения   халифа  южнее  Кавказа,  а   потом,   спасаясь  от  арабскогоконтрнаступления, возвращается  теми же  путями на  Волгу.  Если смотреть  втелескоп не  с той  стороны,  то  невольно вспоминаешь  старую  песенку  проблагородного  герцога  Йоркского, командовавшего десятком  тысяч  людей и топоднимавшегося  с ними на  холм,  то  снова  спускавшегося к  его  подножию.Арабские источники  толкуют  (не  исключено, что  преувеличивая)  об  армияхчисленностью в  100,  даже 300 тысяч человек, сражавшихся с обеих сторон,  аэто больше,  чем  войска,  решавшие примерно  в то же время  судьбы Европы вбитве при Пуатье. О  фанатизме и презрении к смерти, отличавших те войны,  говорят  такиеэпизоды, как самосожжение населения целого хазарского города, не пожелавшегосдаваться,   отравление  источника   в   Баб-ал-Абваб   (Дербент)   арабскимполководцем  или  призыв,  из-за   которого   разгромленная  арабская  армияприостановила  бегство и стала сражаться  до последнего воина. «В  волшебныесады,  правоверные, а не  в геенну!» Каждому солдату-мусульманину, погибшемуна Священной войне, были обещаны услады рая. За эти 15 лет боев был период, когда хазары опустошили Грузию и Армениюи, наголову разгромив арабскую армию в битве при Ардебиле (730 г.), дошли доМосула  и Диярбакира, пройдя более полпути до Дамаска, столицы халифата.  Носвежая  мусульманская армия положила  конец этому набегу, и хазарам пришлосьпреодолеть  горы в  противоположном  направлении.  На следующий  год  Масламибн-Абд-аль-Малик, самый знаменитый арабский полководец того времени, преждекомандовавший  осадой   Константинополя,   захватил  Беленджер  и  дошел  доСамандара, другого крупного хазарского города дальше к  северу. Но  оставитьтам постоянный гарнизон захватчикам опять не  удалось, поэтому их снова ждалпуть обратно  на юг через  Кавказские горы. Византийская  империя облегченновздохнула,  что приняло  форму  очередного  династического  брака — женитьбынаследника   престола   на  хазарской  принцессе,  сыну  которой  предстоялоцарствовать в Византии под именем Льва Хазара. Последняя   арабская  кампания,   направленная  против  хазар,  которуювозглавил будущий  халиф Мерван II,  закончилась  пирровой  победой.  Мерванпредложил хазарскому кагану  заключить союз, после чего неожиданно  напал насоюзника   с  двух  сторон.   Хазарская  армия,   не  сумев   оправиться  отнеожиданности, отступила к самой Волге. Каган был вынужден запросить мира, иМерван поступил  так, как было принято  поступать  с  побежденными странами:потребовал  перехода  кагана  в Истинную веру.  Каган покорился,  однако егопереход в  ислам был, видимо,  мнимым —  во всяком случае,  ни  арабские, нивизантийские источники никаких  подробностей об  этом эпизоде не сообщают, вотличие от долговременных последствий утверждения в качестве государственнойрелигии   иудаизма,    состоявшегося   спустя    несколько   лет.    Мерван,удовлетворенный  достигнутым,   покинул   Хазарию  и   двинулся   обратно  вЗакавказье, не  оставив ни  гарнизона,  ни наместника, ни  административногоаппарата.  Вскоре он  предложил хазарам заключить  новый союз — на  сей  разпротив воинственных племен Юга. В действительности это мало походило  на торжество. Видимое великодушиеМервана было,  скорее  всего, вызвано стечением обстоятельств — как и многоедругое в  этой запутанной истории. Видимо,  арабы осознали, что в отличие отцивилизованных  персов,  армян  и  грузин   свирепые  варвары  с  Севера  неподчинились бы ставленнику  мусульман и  его небольшому гарнизону. У Мерванабыл на счету каждый воин, ибо приходилось подавлять крупные бунты в  Сирии ив  других  частях  распадавшегося  Омейядского   халифата.  Сам  Мерван  былглавнокомандующим в разразившейся вскоре гражданской войне, а  в 744 г. сталпоследним омейядским халифом  и  спустя  6  лет  был  убит при  воцарении  вхалифате династии Аббасидов.  В  столь сложных обстоятельствах он  просто немог  расходовать  людские  ресурсы  на  продолжение  войны  с  хазарами.  Ондовольствовался тем, что преподал им урок,  чтобы  они  не  вздумали  большепересекать Кавказский хребет.     Так гигантские мусульманские клещи —  рывок  через Пиренеи на Западе  ичерез Кавказ в Восточную Европу — были одновременно разжаты с обоих концов водно и то же время. Франки Карла Мартелла спасли Галлию и Западную Европу, ахазары  отстояли  подходы  с  востока  к  Волге,  Дунаю  и Восточной Римскойимперии.  По  крайней  мере,  в  этом вопросе  между  советским  историком иархеологом Артамоновым и американским  историком Данлопом существует  полноесогласие.  Я  уже  приводил  мнение последнего  о  том, что не  будь  хазар,»Византия, оплот европейской цивилизации  на  Востоке, оказалась бы окруженаарабами», после чего история пошла бы совсем другим путем. Артамонов придерживается того же мнения: «Хазария была первым феодальным государством Восточной Европы, стоявшимв одном ряду с Византийской империей и  Арабским халифатом… Лишь благодарямощным хазарским набегам, отвлекавшим  арабские армии  на Кавказе,  выстоялаВизантия…» [10]. Наконец,   вот   мнение   профессора   русской   истории   Оксфордскогоуниверситета Дмитрия Оболенского (87; 172): «Основной  вклад хазар в мировуюисторию заключался в успешном отстаивании кавказского рубежа от рвавшихся насевер арабов». Мерван был не только последним арабским полководцем, атаковавшим хазар,но и последним халифом, проводившим политику экспансии,  стремясь к идеалу -всемирному  торжеству  ислама.  С  приходом  к  власти  аббасидских  халифовзавоевательные  войны прекратились. Возрожденное  влияние  старой персидскойкультуры создало  более  мягкий климат и  способствовало племенному расцветуБагдада при Харун ал-Рашиде. 8. В  период  длительного затишья между первой и второй Арабскими  войнамихазары  оказались вовлечены в один из мрачных эпизодов византийской истории,характерных как для этой эпохи, так и для роли хазар в этот период. В 685 г.  16-летний Юстиниан  II  стал  императором  Восточной  Римскойимперии. Гиббон в своей неподражаемой манере рисует его портрет (46; 79): «Страсти  его  были  сильны,  а  мысли  слабы;  он был  отравлен глупойгордыней… Его любимыми министрами  были двое людей,  менее всего достойныхсимпатии,  — евнух и монах;  первый охаживал  мать императора кнутом, второйподвешивал  несостоятельных должников вниз головой над медленным,  дымящимсяогнем». За десятилетием невыносимого гнета последовал  бунт, и  новый императорЛеонтий приказал изуродовать Юстиниана и отправить его в изгнание (46; 180): «Нос и,  возможно, язык были  отрезаны плохо; Юстиниан тем ни менее былпрозван по-гречески  «Ринотмет»,  что значит «Отрезанный нос». Изуродованныйтиран был  сослан в Херсон, что в Крыму, заброшенное поселение,  куда  хлеб,вино и масло ввозились, как заморская роскошь» (*). (*) — Наказание,   постигшее    Юстиниана,   следует   расценивать    какснисходительное. В те времена существовала тенденция заменять смертную казньувечьем:  отрубание руки за  воровство  и отрезание носа  за  блуд  и прочиепрегрешения  были   наиболее   частыми   карами.   Но  опасных   противниковвизантийские правители нередко ослепляли, великодушно сохраняя им жизнь. В  херсонской  ссылке Юстиниан  вынашивал  планы  возвращения  на трон.Спустя три  года его шансы повысились:  Леонтий тоже был  свергнут и лишилсяноса.  Юстиниан бежал  из  Херсона  в  крымский  город Дорос, принадлежавшийхазарам,  и встретился  с хазарским  каганом,  царем  Бузиром  или  Базиром.Кагану, должно  быть, улыбнулась перспектива  урвать кусок от пышного пирогавизантийских династических распрей: он заключил с Юстинианом союз и выдал занего собственную сестру. Сестра кагана, получившая при  крещении имя Феодораи впоследствии  коронованная,  выглядит  единственной  достойной персоной вовсей этой цепи  подлых  интриг:  она искренне любила  своего  безносого мужа(которому  было  еще только  30  с  небольшим лет). Супруги и их приспешникиперебрались в  город Фанагорию (ныне Тамань) на  западном берегу Керченскогопролива, где правил хазарский наместник. Там началась подготовка к вторжениюв  Византию с  помощью  обещанной  царем  Бузиром  хазарской  помощи. Однакопосланники  нового  императора  Тиберия III  переубедили  Бузира,  предложивнемало  золота  в  дар за выдачу Юстиниана Византии живым или мертвым.  Царьотдал  приказ неким  Папацу  и  Валгицу  убить зятя.  Однако верная  Феодорапрознала о  заговоре и предупредила мужа. Юстиниан пригласил к себе  в покоиобоих злоумышленников по очереди и задушил их струной. После этого он сел накорабль, пересек Черное море, вошел в устье Дуная и заключил новый союз — наэтот раз с сильным болгарским племенем.  Царь болгар Тервель оказался на тотмомент более  надежным союзником, чем хазарский каган: в  704 г.  он передалЮстиниану 5  тысяч всадников для похода на  Константинополь. За  истекшие 10лет византийцы то ли позабыли о темных сторонах юстинианова правления, то лидействующий император  оказался еще хуже — во всяком  случае, они немедленновосстали, свергли Тиберия и снова усадили на трон Юстиниана. Болгарский царьполучил  в  награду за помощь «груду  золотых  монет,  которую измерил своимскифским  кнутом» и удалился восвояси (хотя спустя несколько лет опять пошелна Византию войной). Второе  царствование  Юстиниана  (704-711  гг.)  оказалось  еще ужаснеепервого: «единственными инструментами правления он почитал топор,  веревку идыбу» (46;  182). Повредившись умом, он  люто возненавидел  жителей Херсона,где провел самые горькие годы своего  изгнания, и  отправил туда карательнуюэкспедицию.  Некоторые  из  самых  видных  херсонских  горожан были  сожженыживьем,  другие   утоплены,  многие   пленены,  по  всего   этого  оказалосьнедостаточно, чтобы утолить юстинианову жажду мести: новому отряду карателейбыл  отдан  приказ  сравнять  город с  землей.  Однако  теперь  войско  былоостановлено сильной хазарской армией; тогда представитель Юстиниана в Крыму,некий Вардан, переметнулся на  сторону хазар. Деморализованный  византийскийэкспедиционный корпус  изменил  Юстиниану  и избрал Вардана императором  подименем Филиппика. Но  поскольку Филиппик находился в руках хазар, восставшимпришлось  уплатить  им  большой  выкуп,  чтобы  каган  отпустил  императора.Экспедиционный корпус возвратился в Константинополь, Юстиниан и его сын былиубиты,  а  на  троп уселся  Филиппик,  прославляемый  как освободитель  —  исмещенный и ослепленный двумя годами позже. Суть  этой кровавой карусели заключается  в том, что в ту эпоху  хазарывлияли на судьбы Восточной Римской империи,  уже не ограничиваясь защитой отмусульман кавказского бастиона. Вардан-Филиппик  был императором  хазарского»изготовления», и конец изуверскому правлению Юстиниана был положен каганом,его зятем. Как  писал Даплоп, «не  будет  преувеличением  сказать, что в  товремя  хакан фактически  мог посадить  в греческой империи нового правителя»(37; 176). 9. (публикуем только небольшую часть книги; прим. — ред.)

- FIN -

Добавить комментарий

*

Посетите наш форум!

Свыше 320 интересных тем для обсуждения.

Еще больше статей, исторических фактов, уникальных находок.

Участвуйте в дискуссиях, мероприятиях и экспедициях.

Присоединяйтесь к нашему поисковому движению!

Поисковое движение Sarkel