Гуменюк А.П. - взгляд в прошлое

Модератор: Анатолий

КОНВЕРСИЯ, ХАЗАРСКАЯ ПЕРЕПИСКА, РЕЛИГИОЗНЫЙ ДИСПУТ

Сообщение Анатолий » 24 авг 2016, 14:49

Гуменюк Александр Петрович. На правобережном городище. 30.07.2012_01_2.jpg
Гуменюк Александр Петрович. На правобережном городище. 30.07.2012_01_2.jpg (6.51 КБ) Просмотров: 3144

Голый безумец
Один безумец, в лохмотьях, голодный, брёл по дороге.
Шёл дождь со снегом, стояла страшная стужа,
и бедняга промок от снега с дождём.
Не попадалось ему ни дома, ни иного убежища,
пока не добрался он до развалин.
Едва, свернув с дороги, приблизился к развалинам,
ему на голову черепица упала.
Кровь из разбитой головы рекой полилась,
повернулся человек в сторону неба:

*«Когда же ты прекратишь бить в бубен царства?
Займись лучше делом!»

Аттар *«Беседа птиц» С.170.

КОНВЕРСИЯ, ХАЗАРСКАЯ ПЕРЕПИСКА, РЕЛИГИОЗНЫЙ ДИСПУТ
… М.Д. Данлоп в главе VI (Обращение в иудаизм согласно еврейским источникам) относительно даты обращения хазар в иудаизм приводит сведения арабов:
*«Арабские источники не дают указания на дату обращения более точно, нежели, уже цитировавшееся, сообщение Масуди [Mas'udi], относившее его ко времени правления в халифате Харуна аль-Рашида [Harun al-Rashid], т.е. к 800 году н.э.» (С.116).

И далее относительно самой книги «Хазары» [Cosri (Kuzari)] он пишет, что *«Труд Галеви[Ha-Levi], как это хорошо известно, привержен раввеннистскому иудаизму и построен в форме диалога, который представлен событиями в Хазарии, предшествующими времени написания в 400 лет. Собеседниками в этом диалоге выступают сам каган хазар и его окружение. Галеви [Ha-Levi] не настроен на воссоздание полной картины повествования; его главный интерес лежит в области религии, а не истории. Для него само обращение кагана в иудаизм и соответствующая этому дата – непреложный факт»
(там же).

01.
Гуменюк А.П. = Хазарский каганат в IX в._01.jpg
Гуменюк А.П. = Хазарский каганат в IX в._01.jpg (125.34 КБ) Просмотров: 3149

Хазарский каганат в IX в.

Затем следует сама легенда:
*«…к царю неоднократно приходил во сне ангел, говорил с ним, сказав при этом, что Создателю угодны его мысли, но не то, что он делает. Царь оставался приверженным религии хазар, с искренностью участвовал в храмовых службах и в принесении жертвоприношений. Однажды ночью, после совершения подобного действа, царю явился ангел.

Он сказал царю:
*«Твои мысли богоугодны, но не деяния». Это повлекло то, что царь задался поисками истинной веры и религиями, в результате чего он и обрел веру иудеев. К нему присоединилось и множество хазар».

Поскольку *«сон царя стал известен одному из начальников в его армии», то именно с этим неназванным начальником, царь Булан (тоже легендарный) отправляется в горы Варшана (Варачана) [Varach'an, Warathan] вблизи моря. В пещере, куда они пришли их встретили иудеи. Как раз был день Субботы [Sabbath].
Путников *«приветили, посвятили в религию и провели обряд обрезания. После этого оба путника вернулись обратно. Хотя сердца обоих были уже привержены иудейской вере, они не обнаруживали себя в непочтении к прежней вере, так что их тайна постепенно становилась доступной лишь близкому кругу. Со временем сторонников новой веры становилось больше, росло и признание новой веры, вовлечение в ее ряды все большего числа хазар, побуждаемых к принятию ими иудаизма. Во все страны были разосланы гонцы в поисках ученых мужей и книг Законов Моисея».


Данлоп относит эти легендарные события к 740 году. Сюда же следует приобщить легенду о первой дискуссии о принятии царем религии (иудаизма).
Далее по Данлопу: *«Галеви говорит: «Царь придумал позвать христианина и мусульманина…
На том он послал за ученым христианином…

После беседы с представителем христианства, поискали ученого мужа у мусульман. Разговор закончился ничем. Тогда позвали иудея, но после упоминания нескольких бесед, первая часть книги подошла к концу. Следует заметить, что собеседники царя приходили поочередно. Общего участия в беседе всех представителей религий не было» (С.117).

Таким образом, мы имеем раздельную последовательность бесед: христианин, мусульманин, иудей. Таким образом, о дискуссии говорить не приходится; место имело простое разъяснение представителями религий своих преимуществ – если, конечно, допускать реальность такого события. К этому можно добавить, что если письмо Хасдая ибн-Шапрута не вызывает сомнений, то обе версии царя Иосифа краткая и пространная (найденная тем же Фирковичем) вызывают достаточно вопросов как по своему содержанию, так и сомнением в том, что вообще она была написана царем Иосифом, а не другим лицом.

Данлоп пишет, что *«…Хост [Jost] давно уже являясь сторонником подлинности письма Хасдая, обнаружил в Ответном письме арабизмы, что привело его к мысли о том, что Ответное письмо было составлено арабо-говорящим евреем в Испании. Несколько позже Штайншнайдер [Steinschneider], допуская достоверность письма Хасдая, характеризовал ответное письмо как более позднюю фабрикацию. Что его заставило дать такое определение, он не объяснил. Позиция Ландау [Landau] в достоверности письма Хасдая заключается в близком сходстве стиля письма Хасдая с другими письмами, составленными его секретарем Менахемом бен-Сарухом [Menahem ben-Saruq]…» (С.145).

Что до самого царя Иосифа, Данлоп вообще ставит под сомнение реальность исторической личности. Он пишет следующее: *«мы не располагаем независимыми свидетельствами (кроме Кембриджского документа) того, что царь Иосиф являлся историческим лицом. Это обстоятельство, безусловно, побуждает нас обратиться к его *«Ответам…» с большим недоверием, нежели к письмам. Свидетельства вроде мусульманских источников не дают возможности указать на кого-либо из царской династии носителя иудейского имени. Дальше, не вполне ясно, кем же, на самом деле, был Иосиф – царем или каганом» (там же).

Но более интересны доводы Ландау [Landau] против подлинности (что касается обеих версий) письма Иосифа:
1) Острые нападки на ислам несовместимы в письме к высокопоставленному лицу мусульманского государства;
2) Недостаточность местного и еврейского колорита в описании Хазарии;
3) Упущения в описании географического положения Хазарии;
4) Невероятные аргументы, приводимые в религиозных дебатах, так как это отражено в ответах в письме Иосифа;
При этом Данлоп допускает, что *«…возможно, Пространная версия имеет более поздние вставки».

К тому же, согласно Пространной версии письма царя Иосифа, написание которой ученые относят к 961 году, дата обращения в иудаизм четко обозначена *«340 лет тому назад» т.е. к 620 году, когда самого Хазарского каганата как самостоятельного государства еще не существовало.
Данлоп подробно рассматривает различные аспекты хазарской переписки, но уже из краткого изложения следует, что сложностей здесь более чем достаточно.

По крайней мере, можно сделать более обоснованное предположение, а именно: дата принятия иудаизма 620 год – маловероятна, как и 740 года. Последняя дата, скорее всего, представляется вехой, началом становления в принятии новой монотеистической религии. Что связано, конечно же, не с легендарными диспутами и фантастическими снами *«царя» иудеев, а политическими и экономическими причинами, а также историческими обстоятельствами в процессе развития Хазарского каганата.
Следуя арабским источникам, следует принять дату, очерченную первой третью IX века, реформами царя Обадии с окончанием гражданской войны (820-30 гг.).

Если придерживаться этой общепринятой даты, то выглядит довольно странным религиозный диспут 860 года, не менее, легендарный, с рассказом о посещении Хазарии Кириллом (Константина) и Мефодием. Коль иудаизм принят на государственном уровне в первой трети IX века, то какой смысл дискутировать о нем через тридцать лет?

М.И. Артамонов в *«Истории хазар» относит эти события к 860 году и полагает, что *«…нет никаких оснований полагать, что в это время, т. е. около 860 г. у кагана и его двора могли быть колебания в выборе веры и связанные с этим религиозные диспуты» (С.332).

Он отмечает, что *«…в так называемом, *«Паннонском житии», написанном на основании сочинения, оставленного братом Константина Мефодием, который сам участвовал в хазарской миссии, от первоначального текста уцелело мало. Он искажен позднейшими переделками. В житии рассказывается, что миссия Константина в Хазарию была вызвана прибытием в Константинополь посольства от хазар. Послы будто бы говорили, что евреи и мусульмане стараются обратить хазар в свою веру и просили прислать к ним христианского проповедника, который мог бы переспорить тех и других. Они обещали в случае победы христиан в религиозном диспуте принять христианство» (С.331).

Далее М.И. Артамонов делает важное замечание, что *«…Предположение Маркварта, повторенное Г. Вернадским, что обращение хазар в иудейство произошло только после миссии Константина Философа, основывается на произвольных допущениях и не может быть принято» (С.332).

Что дает основание вообще говорить о религиозном диспуте, как части миссии, в независимости от того, признавать сам факт диспута, или нет.
Мы знаем, что миссия Константина и Мефодия успешно завершилась в Риме, куда ими были доставлены мощи папы св. Клемента из Херсона. А последнее обстоятельство позволило осуществить создание славянской азбуки, составленной для Моравии (864 г.).

*«…а Евангелие и Псалтырь, обнаруженные в Херсоне, стали, таким образом, тем зерном, из которого выросла вся позднейшая славянская, сначала переводная, а потом и оригинальная литература» (С.335).

В третий раз призрак религиозного *«диспута» мы встречаем уже в связи с крещением Руси князем Владимиром ближе к концу X века. Что нашло отражение и в *«Повести временных лет».

02.
Гуменюк А.П. = Первая страница ПВЛ. (Копия иллюстрации)_02.jpg
Гуменюк А.П. = Первая страница ПВЛ. (Копия иллюстрации)_02.jpg (64.94 КБ) Просмотров: 3149

Первая страница ПВЛ. (Копия иллюстрации)

«В год 6494 (986). Пришли болгары магометанской веры, говоря: *„Ты, князь, мудр и смыслен, а закона не знаешь, уверуй в закон наш и поклонись Магомету».
И спросил Владимир:
*„Какова же вера ваша?».
Они же ответили: *„Веруем Богу, и учит нас Магомет так: совершать обрезание, не есть свинины, не пить вина, зато по смерти, говорит, можно творить блуд с женами. Даст Магомет каждому по семидесяти красивых жен, и изберет одну из них красивейшую, и возложит на нее красоту всех; та и будет ему женой. Здесь же, говорит, следует предаваться всякому блуду. Если кто беден на этом свете, то и на том», и другую всякую ложь говорили, о которой и писать стыдно. Владимир же слушал их, так как и сам любил жен и всякий блуд; потому и слушал их всласть. Но вот что было ему нелюбо: обрезание и воздержание от свиного мяса, а о питье, напротив, сказал он: *„Руси есть веселие пить: не можем без того быть»…
Таким образом, удачное методическое приложение путешествует из века в век, из страны в страну, не теряя своей привлекательности и легендарности.

Что касается хазарской переписки, в особенности писем-ответов царя Иосифа, то к ней, по всей вероятности, следует относиться как к историческому документу, принятому с теми оговорками, которые сопровождают обычный научный поиск. Где есть место и принятым наукой историческим фактам и легендам и всякого рода допущениям, и вымыслу. Чего стоит только географическая несуразность границ Хазарии, расстояний в фарсахах во все стороны света, и размеры самой столицы Итиля. Уникальность и скудность письменных источников Хазарии феноменальна.

С уважением, Александр Гуменюк,
24 августа 2016 г.
Аватара пользователя
Анатолий
 
Сообщения: 2897
Зарегистрирован: 02 ноя 2009, 02:13
Откуда: Волгодонск город, Ростовской области, Россия.

Гуменюк А.П. - СРЫВ ЛАВИНЫ… Рассказ Зоннуна

Сообщение Анатолий » 26 авг 2016, 22:27

Гуменюк Александр Петрович. На правобережном городище. 30.07.2012_01_2.jpg
Гуменюк Александр Петрович. На правобережном городище. 30.07.2012_01_2.jpg (6.51 КБ) Просмотров: 3126


СРЫВ ЛАВИНЫ…
Рассказ Зоннуна

*«Я шёл по пустыне, — Зоннун рассказывал, — без посоха и провизии, опираясь на Бога.
Увидел по дороге сорок человек в штопаных одеждах, все сорок на одном месте погибли.
Взбунтовался мой бессознательный ум, огонь охватил бушевавшую душу.
*"О Господи, что это! — сказал я, — Скольким предводителям Ты головы рубишь?"
*"Мы знаем об этом, — голос раздался, — Сами губим и Сами платим их виру им".

Аттар *«Беседа птиц» С.156

01.
1.Гуменюк А.П. = ВЗРЫВ_01.jpg
1.Гуменюк А.П. = ВЗРЫВ_01.jpg (56.53 КБ) Просмотров: 3126

ВЗРЫВ

Согласно теории Большого Взрыва около 14 млд. лет тому назад взорвалась Вселенная! Из крохотного зернышка (пылинка в 10 минус пятой степени грамма) в три секунды образовалось грандиозное; нечто, что стало расширяться и множится. После отделения излучения от вещества стали возникать галактики со своими звездами и туманностями – образовался наш мир, который мы даже охватить разумом не можем – так он велик, прекрасен, бесконечен и непостижим в огненной купели своего пространства и времени.

Как это случилось, что нарушилось равновесие?
Что послужило толчком, первопричиной, разбудившей спящий зародыш, который из личинки вдруг ни с того, ни с сего превратился в мотылька, бабочку, расправил крылья и полетел…

Удачный пример приведен в документальной кинематографии, в одном из фильмов.
Горожанин ранним утром с корзиной яиц на базарной площади в Древнем Риме. Прохожих почти нет, он беспрепятственно пересекает площадь из конца в конец. Но солнце поднимается все выше, народу прибавляется, нарастает шум и гам. Наконец становится тесно и людно, кто-то задевает, толкает его в плечо, корзина с яйцами падает на землю – событие свершилось!
Значит, вакуум – лишь химера, обман, причуда – жизнь в нём кишмя кишит, как бурлящий пузырьками бульон.
И все дело лишь во времени: не зря Фалес почитал его разумнее всего, ибо лишь оно – время, будет открывать все сокровенное…

НАШЕСТВИЕ
И вот тебе уже, конница Баламбера в 360 году н.э. выходит на берега Итили, его сын Аттила наводит ужас на Европу. Туда же, к берегу Итили, в 558 году хан Истеми от Северного Приаралья сгоняет псевдоавар (вархонитов и пр.), а еще через пять веков появляются новые завоеватели сельджуки, через семь орды Чингиз-хана. Под конец XIV века Тамерлан огнем и мечом проходится по местам непрекращающейся боевой славы прежних завоевателей и доходит до нашего Ельца. С завидной постоянностью повторяющаяся кровавая купель.

Как это происходит?
Как общее относительное благополучие исчезает в один миг? Казалось бы, надежно возведенные устои, торговля и быт, процветание страны, многих местностей и стран, роскошь и пресыщение, дворцы и лачуги рушатся под копытами лошадей пришельцев, превращаясь в глину, пыль, прах. Десятки и сотни тысяч убитых, калек, угнанных в плен ремесленников и мастеров, женщин и детей – из тех, кого оставили в живых.

Почему такие, казалось бы, некогда грозные государства, столпы мира со своими армиями, сатрапами и их режимами, оказываются беззащитными игрушками перед лавиной степных кочевников, завоевателей – орды которых проходят через поставленные заслоны и бастионы, как нож в масло, сметая все на своём пути? А, может быть, они давно уже прогнили изнутри, иструхлявились, утратили пыл и стать, изнежились, погрязли в роскоши и расслабились.
Не зря древние тюрки говорят, что *враг – это тот, кто приходит и будит народ, указывая на его достоинства и недостатки.

И все бы ничего, но погибель и страдания сваливаются на голову простолюдинов, а те, кто ими правил – капля в людском море бед и несчастий. Какое нам до них дело? Сплоченная нация, что сжатый кулак – не разомкнуть пальцы, не обойти. А приходит время – само царство падает, как переспелый плод с дерева, а с ним порой и страна, которой закваска была непрочной, хлипкой, не впитанной в кровь и душу народов ее составляющих.

Прежде супостат приходит ниоткуда, возникая как призрак из пыли и небытия. Никто о страшной напасти ранее не слышал и не замечал того, что до поры до времени вызревало, клонилось и скрывалось – было тише воды и ниже травы! А затем как ураган, смерч обрушивалось на головы беспечных, самодовольных шахов и султанов с их визирями и подневольными под непосильными тяготами племенами и народами.

И вот – очистительная гроза, паводок, вырывающий с корнями деревья, уносящая и смывающая грязь и ил, уравнивая богатых и бедных посредством веками проверенного средства – насилия и смерти, крушения духа и забвения.

Хотя бывает и по-другому.
Тяжкая темная туча собирается в той или иной части неба, полыхает заревом молний, гремит громом, приближаясь медленно и неумолимо. И никогда человек не оказывается готовым к неизбежному, **всегда беда застает его врасплох.

НАЧАЛО РОДА (ЧИНГИСХАН)
Рашид ад-Дин в Сборнике летописей книге первой *«Джами ат-Таварих» описывает то, что относится к истоку – легенду о происхождении….

**«Добун-Баян, муж Алан-Гоа, скончался в молодости. Алан-Гоа, *спустя некоторое время после того, как лишилась мужа, однажды спала дома.
И вот через [дымовое] отверстие шатра *проник луч света и погрузился в ее чрево.
Она поразилась этому обстоятельству и перепугалась и никому не пошла, рассказать об этом. Спустя некоторое время она поняла, что забеременела. Когда подошло время разрешиться от бремени, ее братья и родичи ее мужа собрались и сказали:

**«Как можно, чтобы женщина, не имея мужа, тайком завела бы [себе] мужа и забеременела?!».
Алан-Гоа в ответ [им] сказала:

*«Так как я принесла ребенка, не имея мужа, как бы [в действительности] ни обстояло дело, ваше предположение уместно и подозрение, которое вы питаете, внешне правильно. Однако несомненно, что *«воистину некоторые подозрения являются грехом».

Как смогла бы я совершить поступок, достойный порицания, который послужил бы причиной срама?! Да, я каждую ночь вижу во сне, что какой-то рыжеволосый и синеокий человек медленно-медленно приближается ко мне и потихоньку возвращается назад. Я вижу [его собственными] глазами! Любое подозрение, которое вы питаете в отношении меня, – ложно! Эти сыновья, которых я принесла, принадлежат к особому разряду [существ]. Когда они вырастут и сделаются государями и ханами всех народов, тогда для вас и прочих племен *карачу определится и выяснится, как обстояло мое дело!».

Когда Алан-Гоа это рассказала и [после того как] по всяким внешним данным ее скромность и целомудренность для них стала установленной, они не стали ей [больше] чинить никаких придирок и беспокоить ее. Они поняли, что слово ее истинно, а речь ее правдива».

Феноменальна готовность родственников Алан-Гоа принять на веру, столь *убедительно выраженное оправдание. Да и как по-другому представить то, что не подлежит двузначному толкованию. Но зато серьезнейшие последствия для разделения на **«чистые» (нирун) и **«нечистые» (дарлекин) племена и роды. *Жемчужина, исключительность, почти божественное представление. Одного шага не хватает, чтобы как Александру Великому, или императору Августу Цезарю отказаться от родного отца, лишь бы провозгласить себя сыном бога. Вдова *Алан-Гоа ссылается на «какого-то рыжеволосого и синеокого человека» - таким, каким и была представлена внешность реального Чингиз-хана. И действительно, разве мог великий воитель, покрывший своей славой мир, быть обычным человеком?
Рашид ад-Дин во многих своих предисловиях дает пространные разъяснения о воле Всевышнего, который порой выдерживает своего избранника долгие годы, прежде чем облечь великими деяниями и великой славой.
Чингиз-хану потребовалось полвека…

ПРЕДКИ (ЧИНГИСХАН)
От Алан-Гоа появилось на свет трое сыновей.
Старший из них **Букун-Катаки, из рода которого происходят все племена катакин.
Имя среднего [ее сына] - **Салджи, который является родоначальником племен *салджиут.
Имя младшего [сына] **Бодончар-каан, который был отборным плодом того древа.
Из его рода появилось множество племен, как потом последует обстоятельное изложение и подробное перечисление их ветвей;
чистый *род [насаб] Чингиз-хана восходит к нему.

… весь *уруг этих трех сыновей определенно называют **нирун, указывая этим [названием] на чистые чресла Алан-Гоа. Эти племена пользуются полнейшим уважением и [выделяются] из среды других племен, словно крупная жемчужина из раковины и плод [лучший] от древа. Все те из монгольских племен, которые не принадлежат к [племенам] *нирун, называют **дарлекин.

...**Бодончар (IX) – третий сын Алан-Гоа Он имел двух сыновей.
Имя старшего **Бука (VIII), а младшего **Буктай.
*Родословное древо Чингиз-хана и [родословные] многих других племен нирун *восходят к Бука.
Он (Бука) имел сына по имени **Дутум-Мэнэн.
У Буктая был сын, имя его **Начин.

**Дутум-Мэнэн (VII) был *седьмым предком Чингиз-хана (дутакун).
Он имел девять сыновей. Когда он скончался, [после него] осталась его жена, по имени Мунулун.
Восемь сыновей погибли по вине племени *джалаир, которых после нападения *хитаев по беспечности самих *джалаиров осталось всего 70 кибиток
[Значение [термина] *курень следующее:
когда множество кибиток располагаются по кругу и образуют кольцо в степи, то их называют *курень.

В ту эпоху *тысячу кибиток, располагавшихся таким образом, считали за *один курень.
Согласно этому [счету], то племя [составляло бы] семьдесят тысяч кибиток *[ханэ].], и спасся лишь девятый **Кайду-хан благодаря своему родственнику *Начину
[Начин спрятал Кайду-хана его под глиняным сосудом с кумысом, чем сохранил ему жизнь].

02.
2.Гуменюк А.П. = Девять поколений рода Чингиз-хана_02_1.jpg
2.Гуменюк А.П. = Девять поколений рода Чингиз-хана_02_1.jpg (72.72 КБ) Просмотров: 3124

Девять поколений рода Чингиз-хана.

**Кайду-хан (VI) был шестым предком [джадд (буути – монг.)] Чингиз-хана.
От него произошли на свет трое сыновей.
Имя первого [сына] **Байсонкур (V), от которого ведут родословную Чингиз-хана,
имя среднего – **Чаракэ-лингум ,
младшего – **Чаоджин.
**Байсонкур – пятый - (будэ-укуу – монг.) предок Чингиз-хана.
**Тумбинэ-каан (IV) *«будуту» (предок в 4-м поколении) – его сын. Тумбинэ-каан имел 9 сыновей – 5 от одной, 4 остальных от другой матери.

Их (сыновей) имена:
1) Джаксу (Яхши),
2) Барим-Шир-Бука-Буджу,
3) Качули
4) Сим-Качиун
5) Бат-Кулки
6) **Кабул-хан, к которому *восходит род [насаб] Чингиз-хана;
7) Удур-Баян
8) Бурулджар-Дуклаин и
9) Хитатай (Джочи-Наку)
**Кабул-хан (III) – третий ([э]линчик) предок Чингиз-хана.

Дети:
1) Укин-Варкак
2) Вторым его [Кабул-хана] сыном был **Бартан-бахадур (II), который был *дедом Чингиз-хана;
3) Кутукту-Мунгур
4) Кадан-бахадур
5) Кутула-каан
6) Тудан-отчигин.

**Есугэй-бахадур (I), сын Бартан-бахадура – отец Чингиз-хана (эчигэ).
Он имел много жен из разных племен.

Старшая из них Оэлун-фуджин из племени *олкунут, от которой Есугэй-бахадур имел четырех сыновей, старший из которых был *Тэмуджин, которому через полвека и дали прозвище *Чингиз-хана.



Как-то мы привыкли к тому, чтобы завоевателей, подвергавших гибели и разорению целые народы, почитать **великими.

Может быть оттого, что они, каждый в частности, сами того не сознавая, выполняли постылую, но столь нужную для того же мира работу, которая должна быть выполнена и нам не понять ее смысла?
Обрели ли воители счастье, покоряя полмира?

С уважением, Александр Гуменюк
26.08.2016 г.
Аватара пользователя
Анатолий
 
Сообщения: 2897
Зарегистрирован: 02 ноя 2009, 02:13
Откуда: Волгодонск город, Ростовской области, Россия.

Гуменюк А.П. - ЗАРЕВО ВО ТЬМЕ ВЕКОВ

Сообщение Анатолий » 04 дек 2016, 16:48

Гуменюк_Александр_Петрович=На_правобережном_городище=30.07.2012_01.jpg
Гуменюк_Александр_Петрович=На_правобережном_городище=30.07.2012_01.jpg (6.51 КБ) Просмотров: 2464


ЗАРЕВО ВО ТЬМЕ ВЕКОВ
(литературный аспект)

В своем романе «Хазары» Александр Байгушев неоднократно обращается к образу хазарского царя (Иши) Иосифа, который ночью восходит на городскую башню и, поднимая руки к небу, обращает свои молитвы к богу Луны. Приведу несколько абзацев из разных страниц. В дальнейшем, следует лишь иметь в виду, что мы имеем дело с литературным произведением, которое все же стремится, насколько это, возможно, соответствовать тому, что к тому времени было известно исторической науке.
«Корабельщики вгляделись и вдруг различили, что на плоской крыше башни странно прыгает и обеими руками тянется к восходящему желтому месяцу человек в белом длинном плаще. Человек прыгал на самом краю крыши и будто хотел схватить руками лунный луч. И вот этого-то прыгающего на башне человека в белом длинном плаще, который, похоже, запросто общался с луной, не вынесли корабельщики: — Не хотим к народу, над которым сидит каббалист! — Не хотим плыть в царство злого дэва! Напрасно монах пытался им объяснить, что прыгающий человек — вовсе не властитель, а всего лишь Иша — Управляющий Богатством хазар и что у этого Иши вера такая. А сам Каган здешний и кочевники молятся Синему Небу и Солнцу. Только Иша у хазар молится Луне. Да еще купцы. От уговоров монаха лишь еще больше перепугались корабельщики».
(выделено мной)

Отсюда видим, что литературный царь Иосиф поклоняется богу Луны, притом что каган и его подданные кочевники тенгрианцы, поклоняются богу неба Тенгре, притом, что в стране проживают частью и христиане и мусульмане. Чтобы не занимать место описанием Нанна бога Луны в шумеро-аккадской мифологии даю сноску для самостоятельного просмотра материала:
http://www.disput.az/index.php?app=foru...id=264868;

Но вот вера «топ-менеджера» каганата, заставляет задуматься. Это не сторонник раввинизма, что, кажется довольно странным. Особенно, учитывая, что на дворе 965 год. Ведь, как нам известно, еще в первой трети IX века, со времен царя Обадии в результате жестокой «гражданской» войны в ранге государственной религии был принят иудаизм, причем в его ортодоксальной раввинистской версии. Тем более не для широких народных масс, а именно для элиты, захватившей власть в государстве; Так почему же царь Иосиф поклоняется богу Луны, а не изреченному богу иудеев? Булан Старший, посланный к Добун Баяну далеко на восток за подмогой против угрозы вторжения князя русов Святослава говорил:
«— Я — Булан-старший. А выбрали меня, потому что я из того же рода Лося — Булана, из которого происходит у нас Иша-везир Иосиф — ненавистный народу Управляющий Богатством при Кагане. Люди сказали: «Это из вашего рода Лосей произошел человек, который сделался сайарифой — менялой, сошелся с торговцами, перекинулся в их веру и теперь, вместо того чтобы думать о доблести Эля и благе всего народа, служит одним торговцам. Вот вы, Лоси, и исправляйте беду, иначе молоко ваших матерей не будет вам впрок...».

Дальше следует, что царь Иосиф происходит из рода Булана (Лося), и что он отошел от того «чтобы думать о доблести Эля и благе всего народа, служит одним торговцам». Происхождение Иши соответствует тому, что мы находим в Ответном письме Иосифа Хасдаю ибн-Шапруту (Еврейско-хазарская переписка). Здесь же указывается, происхождение хазар от Иафета (т.е. что они не семиты); о борьбе за становление каганата с болгарами; о самом предке Иосифа царе Булане, что относится к первой половине VIII в. Обстоятельствам перехода Булана в иудейскую веру предшествовал сон, в котором к царю приходил ангел.

Поскольку эти события уже упоминались, останавливаться на них не будем. Заметив лишь упоминание о проведении уже в то время (около 740 г.) легендарного религиозного диспута и о царе Обадии, потомке Булана, проведшего религиозные реформы, введшем Талмуд и т.д. Здесь же упоминается о том, что род Иосифа происходил от брата Обадии — Ханукки.
«…и — по витой лестнице взлетел на крышу дворцовой башни. Едва успев перевести дух, поднял руки к небу. Изо всех сил потянулся к богу. Не к Кек Тенгри — Синему Небу — богу своих предков по мужской линии из степного, не очень знаменитого, но многочисленного рода Лося. И не к Неизреченному богу — покровителю своих предков по женской линии из колена Израилева. А к сумрачному Айн (Ничто) — самой сущности Вселенной — простер Иосиф, как Мастер Ремесла, свои руки. - Почему же не я, «рыжий Иша»? Ведь так? — последние слова Иосиф даже крикнул, ища подтверждения своим мыслям у своей покровительницы Луны, а она опять криво улыбнулась из-за облаков ему».

Третий абзац являет собой подтверждение первым двум, раскрывая более подробно странности верования царя хазар. Не вдаваясь в причины «языческого вероисповедания» литературного царя Иосифа, вспоминаю нечто другое: верование в бога Луны отца Аврама – Фарры, который переселился около середины XVIII в. до н.э. из города Ура в Харран.

Кому или чему поклонялся царь Иосиф = 03.12.2016_01.png
Кому или чему поклонялся царь Иосиф = 03.12.2016_01.png (271.2 КБ) Просмотров: 2464

Илл. 1 Кому или чему поклонялся царь Иосиф?

Зенон Косидовский в своих «Библейских сказаниях» пишет, что «…согласно библейской традиции, род Фарры эмигрировал из Ура в Харран по религиозным причинам во времена царствования Хаммурапи».
Из трех вариантов дат (между XX и XVII в. до н.э.) примем что-то около 1750 г. Есть основания, пишет дальше Зенон Косидовский предполагать, что род Фарры поклонялся богу луны и приводит в доказательство следующее: «…фраза из Книги Иисуса Навина: «За рекою (Евфратом) жили отцы наши издревле, Фарра, отец Авраама и отец Нахора, и служили иным богам » (глава 24, стих 2). Из библейского текста мы знаем, почему Авраам покинул Харран и отправился в землю Ханаанскую. Причиной эмиграции был его переход к генотеизму, что, согласно Библии, произошло ещё в Уре.

Одна из легенд, записанных на клинописных табличках, найденных в Угарите, рассказывает о борьбе между почитателями луны и солнца и об изгнании почитателей луны. Кроме того, следы культа луны найдены и в Палестине. Ученые предполагают, что имя отца Авраама - Фарра происходит от общего для всех семитических языков слова, обозначающего луну. Британский археолог Дэвид Сторм Райе отправился в 1957 году в южную Турцию и нашел развалины Харрана. Оказалось, что город был расположен на реке Нар-Бали, притоке верхнего Евфрата, примерно в пятистах километрах к северу от Ура. О том, что Харран был центром культа бога луны и что жители его славились своим религиозным фанатизмом, известно из различных древневавилонских текстов».

Не вдаваясь в дальнейшую интерпретацию генезиса древней веры иудеев (Зенон Косидовский пишет о том, что «…что монотеизм Авраама не был монотеизмом в современном понимании, а всего лишь культом племенного бога, именуемого Элохим, а его уход из Харрана нужно рассматривать как бегство основателя нового культа от преследований фанатических поклонников бога луны» - также, как и переселение Фарры из Ура в Харран), вернемся в Х век, чтобы попытаться понять, почему царь Хазарии Иосиф, который по своему статусу должен был вроде бы поклоняться единственному и неизреченному Богу иудеев, веру которых принял каганат, ночами выбирается на верхнюю площадку башни и поклоняется богу Луны, как далекий предок иудеев Фарра.

Во-первых, мы узнаем, что царь Иосиф по своему происхождению не семит, род его идет от царя Булана, т.е. кочевников – древних тюрков. Тюрков, у которых Луна отнюдь не была главным божеством (главные божества древних тюрков - Тангри, Йер-су, Умай), хотя тоже входила в систему тюркского пантеона.

Во вторых, в ответном письме еврейскому сановнику Хасдаю Ибн Шафруту наш царь Иосиф отвечает на вопрос о своем происхождении и о своей вере: «Ты спрашиваешь в своем письме, из какого народа, какого рода и племени мы (происходим). Знай, что мы (происходим) от сынов Иафета, от сынов его сына, Тогармы.
Мы нашли в родословных книгах наших предков, что у Тогармы было десять сыновей, и вот их имена:
первый - Агийор, (затем) Тирас, Авар, Угин, Биз-л, Т-р-на, Хазар, З-нур, Б-л-г-д, Савир[+12].
Мы происходим от сыновей Хазара; это седьмой (из сыновей). … После того прошли поколения, пока не явился у них один царь, которого имя было Булан. …После этих событий воцарился из сыновей его сыновей царь, по имени Обадья. Он был человек праведный и справедливый. Он поправил царство и укрепил веру согласно закону и правилу. Он выстроил дома собрания и дома учения и собрал множество мудрецов израильских, дал им много серебра и золота, и они объяснили ему 24 книги (Священного Писания), Мишну, Талмуд и весь порядок молитв, (принятых у) хаззанов Он боялся Бога и любил закон и заповеди. После него воцарился его сын Езекия, после него его сын Манассия; после него воцарился Ханукка, брат Обадьи, его сын Исаак, его сын Завулон, его сын Манассия, его сын Нисси, его сын Менахем, его сын Вениамин, его сын Аарон и я, Иосиф, сын упомянутого Аарона. Все мы - царь, сын царя. Чужой не может сидеть на престоле наших предков, но (только) сын садится на престол своего отца. Таков наш обычай и обычай наших».

В комментариях к письму (Д. Э. Харитонович, Н. И. Колышкина) указывается, что «Под Тогармой хазарский царь разумеет здесь, очевидно, все те народности, в том числе и хазар, которые дальше в его ответном письме перечисляются, как ведущие свое происхождение от одного из потомков библейского Яфета, Тогармы.

Называя себя царем Тогармы, царь Иосиф, без сомнения, желает выставить свое могущество, подчеркивая этим титулом, что он не только царь хазар, но и прочих народностей, происходящих от Тогармы, так сказать царь всех или почти всех тогармских народов. В позднейшей еврейской литературе термин Тогарма (и сокращенное Тогар, с чем, может быть, стоит в связи имя былинного богатыря Тугарина Змеевича) обозначает обыкновенно Турцию и турок.

Уже Вениамин Тудельский систематически поясняет:
«царь тогармцев, называемых турками», «земля тогармцев, называемых турками». Таким образом, мы и теперь находим подтверждение тому, что царь Иосиф по своему происхождению не семит, но вера его иудейская, причем ортодоксального раввинистского толка.
Но насколько это верование было «чистым»? Михаил Кизилов в «Крымской Иудее» (2011 г.), пишет, что «… иудаизм, религия, требующая чрезвычайной разборчивости в пище, налагает необходимость соблюдения длительных религиозных постов и праздника субботы, во время которых нельзя вести военную деятельность, требует ношения специфических религиозных одеяний, знания иврита, сложнейшей религиозной обрядности, ежедневного посещения синагоги и пр. Религия … чрезвычайно неудобная для полукочевого государства…»

(С.58).
О самом характере верования, принятого лишь правящей верхушкой каганата говорится, что до сих пор идут дискуссии о том, в какой форме оно было принято – в «облегченной примитизированной форме, основанной только на Пятикнижии или со всей сложностью талмудических предписаний»?

*Кроме того, есть версия того, что хазары приняли «неталмудический иудаизм караимского образца"
(С.71).
Это последнее обращает на себя внимание, ибо в романе Александра Байгушева есть эпизод, указывающий на верование Вениамина *караимского толка, да и в самом повествовании появляются упоминания о караимах
(«Купцы вокруг Гера Фанхаса и заморские гости наперебой восславляли Фанхасову щедрость. Кто-то, правда, заикнулся, что, мол, Гер Фанхас выкупил караима — еретика, что, может, не надо было караима выкупать.
Однако Гер Фанхас обрезал: «Надо! Он теперь у меня в долгу!.. Караимы теперь у меня в долгу. Я их вождя спас»).

И о Вениамине: «Еще в молодости Вениамин уже страдал за веру. За четверть века перед нынешним случаем здесь же, в кенасе, на собрании общины он держал ответ за то, что отказался под новый толк подстроиться. Было ведь как. Жрецы Неизреченного бога, получив поддержку от нового потока беженцев-талмудистов, людей преимущественно богатых, открывавших в городе каждый свое торговое дело, тогда решили не пускать в Белый храм караимов (сторонников толка Анана) и стали провозглашать, что караимское учение о равных пророках Моисее, Христе и Магомете, отправлявшихся единым богом к разным равным народам, — ересь; что все караимы не достойны оставаться среди иудеев. Жрецы вызвали караимов на собрание общины, чтобы поспорить с ними по богословским вопросам перед всеми, но говорить никому из вызванных, защищать учение Анана, не дали, а просто их избили. Тогда, двадцать пять или больше лет тому назад, был Вениамин еще достаточно крепок и быстро оправился от побоев, которыми ему хотели доказать, что он принадлежит к избранному богом племени. Караимы, как их ни били, не отреклись от Анана, и Вениамин оказал тогда пример стойкости в убеждениях».

М. Кизилов же пишет, что «…гипотеза о том, что иудаизм в Хазарии мог носить караимский характер, основана на нескольких сфальцифицированных в XIX документах и на бездоказательных эмоциях авторов. …Хазары принимают иудаизм в конце VIII – начале IX вв. К этому моменту караимского движения как таково попросту не существовало. … сам термин «караимы» появляется только в первой половине IX в., а в одно монолитное движение протокараимские группы сольются в X-XI вв.». Таким образом, заключает автор, ко времени принятия иудаизма Хазарией «талмудический иудаизм был единственной общепринятой формой иудаизма"
(С.73)
Но как бы там ни было, это обстоятельство все же мало приближает нас к вопросу, почему литературный царь Иосиф взбирался на башню и вздымал руки к Луне, подобно праотцу иудеев Фарре. Притом что реальный его двойник не соотносился с ним ни верой, ни происхождением. Может быть, что я не знаю чего-то из того, что было известно писателю, когда он создавал свой образ; я лишь обращаю внимание на малопонятный для меня эпизод романа.
Это, на мой взгляд, небезынтересно…

С уважением, Александр Гуменюк,
03 декабря 2016 г.
Аватара пользователя
Анатолий
 
Сообщения: 2897
Зарегистрирован: 02 ноя 2009, 02:13
Откуда: Волгодонск город, Ростовской области, Россия.

Гуменюк А.П. - ОТКЛОНЕНИЕ ВЕРТИКАЛИ

Сообщение Анатолий » 19 дек 2016, 14:45

Гуменюк_Александр_Петрович=На_правобережном_городище=30.07.2012_01.jpg
Гуменюк_Александр_Петрович=На_правобережном_городище=30.07.2012_01.jpg (6.51 КБ) Просмотров: 1879

ОТКЛОНЕНИЕ ВЕРТИКАЛИ
(записки об английской и французской революции)

АНГЛИЯ 1625-1649 гг.
Просто удивительно. Король Англии, казалось бы, суверен, высшее лицо в государстве, вынужден был добиваться у им же созванного, парламента согласия для достижения столь необходимой цели, как сбор средств ведения войны с другими государствами. Оказалось, что сам король, без народных представителей, не мог заниматься получением субсидий у собственного народа. Ему нужно было, чтобы народ через своих представителей, предоставил такую возможность. Только для этой цели и нужен был парламент.
Карл I вступил на престол 27 марта 1625 года и уже 2 апреля собрал Первый парламент.
Благодушие и непонимание таящейся опасности для отношений между королем и парламентом выразил сэр Бэнджамин Рудьерд, предположив положительную тенденцию этих отношений. Но парламент жаждал не статуса королевского данника, а стремился, к что ни на есть государственной деятельности,
(точно так же как впоследствии и Генеральные Штаты во Франции 1789 г.)
– он занялся накопившимися проблемами страны и государства,
а именно:

1. Внешние и внутренние дела страны, переговоры, союзы;
2. Употребление прошлых и будущих налогов;
3. Состояние религии;
4. Усмирение сторонников папы;
5. Жалобы на королевский флот, ненадлежащую защиту морской торговли;
6. Жалоба на доктора Монтега, королевского духовника, приверженца римской церкви.

Короля это оскорбило.
Ему такой парламент не нужен.
Ему нужен послушный парламент дело, которого только «санкционировать» желание монарха в глазах народа, чем народ будет, побуждаем к самоотречению от средств к существованию.
Недовольство короля проявилось в выступлении сторонника короля Эдуарда Кларка, предъявившего претензии парламенту. На это оперативно отреагировал сэр Роберт Коттон, применяя иносказательный язык, сдобренный порядочной порцией сарказма. В его выступлении ненавязчиво указывалось на бывшие вольности парламента в царствование других королей, а именно:

1. Удаление ненавистных парламенту советников короля;
2. Вмешательство в выборы высших чиновников королем;
3. Присяга избранных королем чиновников перед парламентом с регламентацией их деятельности;
4. Все действия короля согласовывать с парламентом и ничего не делать без его приговора.

С ложной скромностью указывалось, что ничего этого парламент не требует, но все же побуждает короля к благоразумию. Нечего и говорить о том, что парламентские амбиции перехлестывали через край.
В связи с чем, Первый парламент был распущен королем уже 12 августа, просуществовав 4 месяца и 10 дней.

Корабли государственности, как мы теперь говорим – ветви власти, - король и парламент, разошлись на уровне нейтральном без угроз и при внешне сохраненном чувстве собственного достоинства и уважения противной стороны. Король заявил, что сможет править и один.
Его тайный совет направил в графства приказ о сборе требуемой королю суммы в виде займа, как фигового листка королевских поборов. Это мероприятие с треском провалилось, и король вынужден был вновь наступать на те же грабли, - созывать Второй парламент.

Это произошло 6 февраля 1626 года.
Созыв был сопряжен с превентивными мерами короля по отношению к парламенту. Королем была предпринята попытка, обезглавить парламент, таким образом, чтобы не допустить в него по различным поводам возмутителей королевского спокойствия. Это были граф Бристоль
(враг герцога Букингемского),
а также Эдуарда Кока, Роберта Филипса, Томаса Уэнворта, Френсиза Сеймура, Грей Пальмера, Вильяма Флитвуда и Эдуарда Алдьфорда, которые были с этой же целью «избраны» шерифами в своих графствах.

Первое, что сделал второй парламент, это противоположное тому, чего хотел король.
Вместо нужного согласия на введение королевского сбора, парламент предъявил обвинение герцогу Буккингемскому, любимцу короля!
Это случилось 21 февраля.
Король и его сторонники просчитались. К тому же граф Бристоль подал жалобу на не приглашение его в парламент. Герцог Буккингемский не был уличен официально ни в каких преступлениях. Палата требовала предать его суду на основании общественного мнения. Король отверг эти поползновения парламента и засадил двоих членов парламентской комиссии в Тауэр: Додлея Дигтза и Джона Элиота. Правда, вынужден был впоследствии выпустить.
Таким образом, и эта попытка короля оседлать народных представителей ни к чему не привела.
15 июня 1626 года, Второй парламент был королем распущен.
Он просуществовал 4 месяца 9 дней.
Поразительное совпадение по срокам. Столько времени длилось терпение короля в первом и втором случае.

Устранив парламент, Карл I так и не решил проблему сбора средств для ведения войны с Испанией и Австрией.
Снова назначен был общий займ. Но, как и прежде это не привело к желаемым результатам. Кроме того, авантюра герцога Буккингемского при попытке снять осаду Ла-Рошели во Франции потерпела неудачу. Тогда была предпринята попытка «пролезть» в будущий парламент с другой стороны. Пригласили в Королевский совет уже известного нам сэра Роберта Коттона, и тот умеренно предложил герцогу Буккингэмскому сделать предложение о созыве нового парламента.

Третий парламент был созван 17 марта 1628 года.
Столь безуспешные попытки короля могли бы выглядеть странно, но они свидетельствовали о полной неспособности самодержавия, управлять страной без представительной власти. Сложилась странная ситуация: король, не унижая своего достоинства, должен был выклянчивать у своего народа средства на ведение войны. А парламент уже набирал политическую силу. Из его представителей можно назвать Эдуарда Кока из магистрата, сэра Томаса Уэнворта, Даниэля Голлиза, юрисконсульта Пима.

Третий парламент приказал долго жить 10 марта 1629 года.
Первоначальная эйфория по поводу мнимого согласия короля с парламентом (4 апреля 1628 г.) была омрачена выступлением сэра Джона Эллиота. Он столь неоднозначно отреагировал на информацию Государственного секретаря Кука, который сообщил нижней палате об откровении герцога Буккингемского. Сторонник короля связывал свою особу с прорывом в достижении договоренности с парламентом.

Нужно сказать, что верхняя палата – палата пэров, служила как всегда демпфером между королем и нижней палатой и вела соглашательскую политику.
Король затаил свои чувства. Интересно, что, несмотря на то, что нижней палате удалось вырвать обещание у короля на принятие Великой Хартии вольности – нового документа о правах английского народа, такое послабление было сделано королем в условиях необходимости, чтобы получить у парламента подтверждение закона о праве взимания таможенных пошлин, хлипкое здание согласия было разрушено.

Этому способствовало убийство герцога Буккингемского Фельтоном, как реакция короля на неуступчивость парламента – 26 июня 1628 года он отстрочил заседание парламента.
Карл I стал в позу и принял непопулярные меры, переманил на свою сторону Томаса Уэнворта, сделав его бароном и членом Государственного совета. Когда не стало одиозного Буккингема, Карл получил новых советников, заручился их поддержкой и 20 января 1629 года открыл заседания третьего парламента.

2 марта состоялось последнее заседание нижней палаты.
Она приняла беспрецедентное решение отказать королю в подтверждении закона о праве взимания таможенных пошлин, и, больше того, декларировала, что любое взимание будет незаконно, также со стороны тех, кто будет исполнять этот закон. Интересно, что спикер палаты Джон Эллиот во время этого заседания взмолился, и хотел покинуть заседание, так как имел приказ короля на противоположное действие. Не выпустили из зала и экзекутора (права палаты на принятие решения были легитимны в присутствии этого представителя короля). Когда же солдаты по приказу короля взломали дверь в зал заседаний, он был уже пуст. Палата сделала свое дело. Она под занавес не подчинилась королю, приняв ему в пику, враждебный законодательный акт.

01.
Гуменюк А.П. = ОТКЛОНЕНИЕ ВЕРТИКАЛИ = 16.12.2016_01.png
Гуменюк А.П. = ОТКЛОНЕНИЕ ВЕРТИКАЛИ = 16.12.2016_01.png (92.76 КБ) Просмотров: 1879

Карл Стюарт I король Франции (1625-1648 гг. правления)
После пленения и предания суду все попытки короля найти выход из положения, потерпели неудачу. Монарх, таким образом, распрощался с королевством и жизнью, сойдя на плаху 30 января 1648 года. Тяжело читать о положении короля, подвергшегося судебному процессу парламента, в котором заседали его бывшие подданные, которые, по сути, не предоставили ему возможности оправдания. Такая превратность судьбы вызывает сочувствие даже не как королю, а как человеку. Нет ничего беспощадней гражданского противостояния.
По Франсуа Гизо
(«История английской революции» С.204)
привожу часть судебного диалога:
«Король. - Я отвергаю это. Покажите мне пример.
Брадшоу встал с гневом.
Брадшоу. - Сэр, мы собрались здесь не для того, чтобы отвечать на ваши вопросы: отвечайте на то, в чем вас обвиняют: виноват, или не виноват.
Король. - Вы еще не выслушали моих резонов.
Брадшоу. - Сэр, вы не можете представлять никаких резонов против высшего из всех судилищ. Король. - Покажите же мне судебную власть, где не слушают резонов.
Брадшоу. - Сэр, мы показываем ее вам здесь; это английская нижняя палата. Сарджент! Уведите арестанта.
Король быстро обернулся к народу: "Помните, - сказал он ему, - что король Англии осужден, что ему не позволяют изложить своих резонов в пользу свободы народа".
Раздался почти общий крик: 'Боже, храни короля!»


Далее Гизо (С.218-219) дает описание самой казни:
«…он (король) надел шелковую шапочку на голову и сказал, обращаясь к палачу: Не мешают ли волосы?» - «Прошу ваше величество подобрать их под шапочку», - отвечал палач с поклоном. Король подобрал их с помощью епископа. «На моей стороне, - сказал он, занимаясь этим, - правое дело и милосердный Бог». «Да, государь, - отвечал Джаксон, - вам остается сделать один шаг, он труден и тягостен, но не долог, а между тем вы делаете этим шагом великий переход: он перенесет вас с земли на небо». «Я перейду от тленного венца к нетленному, - отвечал король, - там мне не нужно опасаться никаких треволнений, никаких». Потом, обращаясь к палачу, он спросил его: «Хорошо ли подобраны волосы?» Он снял плащ и крест святого Георгия, передал его епископу, прибавив: «Помните», - снял верхнее платье, надел снова плащ и, посмотрев на плаху, сказал палачу: «Поставьте ее потверже». «Она стоит твердо», - отвечал тот. Я прочитаю небольшую молитву и когда протяну руки, тогда...». Он начал молиться, прошептал про себя несколько слов, поднял глаза к небу, стал на колени, положил голову на плаху: палач дотронулся до его волос, чтобы подобрать их побольше под шапочку. Король подумал, что он хочет нанести удар. «Дожидайтесь знака», - сказал он. «Я буду ждать сколько будет угодно вашему величеству». Через минуту король протянул руки; палач ударил - голова пала с первого удара. «Вот голова государственного изменника!» - сказал палач, показывая ее народу. Глубокий и глухой стон пронесся вокруг Уайтгалля; многие бросились к подножию эшафота, чтобы омочить платки в крови короля. Два отряда конницы, подвигаясь в противоположные стороны, медленно разгоняли толпу. Когда никого не осталось около эшафота, подняли тело и положили в гроб. Кромвель захотел видеть его, пристально посмотрел на него и, приподняв руками голову, как бы для того, чтобы увериться, действительно ли она отделена от туловища, сказал: «Хорошо сложено было это тело: оно обещало долгую жизнь».

Король перед уходом в вечность сказал «Помните…» и Гизо делает пометку, что «до сих пор неизвестно, что хотел напомнить король этим словом». Так же как и наш царь Петр, поднявши руку, проговорил «Отдайте всё…».

Ему на смену пришел диктатор Кромвель. Причиной политических изменений времен Карла I была, конечно, тенденция последующего капиталистического развития страны, большей экономической свободы для производителей, необходимость перераспределения капиталов и первоначального его накопления, как всегда, путем грабежа и произвола.

Конкретно все это выразилось в противостоянии короля и парламента. Поскольку король – символ могущества феодального строя и абсолютизма, он мешает развитию буржуазных отношений, а потому должен сойти со сцены, как действующее политическое лицо, вместе с самим феодальным строем, чем покончить с самодержавием и учредить либо республику, либо конституционную монархию.

Итак, сцены Гизо – борьба государства в лице короля с обществом в лице парламента. Общество организовывает государство, государство служит обществу, т.е. народу. Но король требует денег, для того чтобы исполнять свои функции правительства, то для войны, то еще, черт знает для чего…

Складывается такое впечатление, что король нуждался в парламенте только для того, чтобы получить нужные ему субсидии. Он несколько раз вытаскивал на свет божий опасную игрушку – парламент, и затем снова забрасывал в дальний угол, как только парламент отказывался подчиняться. Король парламенту говорит о необходимости субсидий, а парламент ему, твердит об участии его в делах управления государством, жалобы народа и т.п.

ФРАНЦИЯ 1774-1815 гг.
При всем пафосе революции и сублимации ее вождей я бы принял на веру откровение Жака Пьера Бриссо (1754-1793) «Тщеславие было первым движителем моей натуры, желание разбогатеть – вторым».
Что касается благ для народа, то до сих пор, простой народ, чернь «вкушает» эти блага и будет вкушать до скончания веков.

Бабки-повитухи французской революции Вольтер и Жан Жак Руссо не дожили с десяток лет до того дня, чтобы увидеть свое духовное детище – воплощение лозунга «права народа-суверена» на свержение своего тирана. Этой идеологической конструкцией воспользовалась молодая французская буржуазия, и задействовав наивный народ, в качестве молота против абсолютизма. Пресловутое уравнение в правах всех людей, граждан государства нужно было лишь для того, чтобы вырвать их из феодального рабства и ввергнуть в рабство наемного труда.

Впрочем, народ «освободили» от того, чего у него никогда и не было – от собственности на основные средства производства. Собственность феодальная трансформировалась в собственность буржуазную, народ же остался ни с чем. Все это повторяется с завидной регулярностью в 1861-64 г.г. при нашем царе-освободителе, в 1917-21 г.г. при большевиках и в 1991-93 г.г. при демократах – собственность с завидной регулярностью счастливо избегает попадания в руки трудового народа.

Франция 1788 г. 28 млн. чел. 500 тыс. – духовенство и дворянство (первое и второе сословие) – 33% всех земель;
армия 175 полков (200 тыс. солдат).
Третье сословие – народ разнородный по имущественному положению от миллионеров-торговцев до нищего.
К середине XVIII века национальный долг Франции (шла война с Англией) достиг 4,5 млд. ливров
(только 3 млд. ушли на поддержку независимости США).
Народ Франции стонал от налогов, от которых были освобождены привилегированные сословия.

Королю посоветовали «расшевелить» своих богачей. Для этого нужно было созвать нотаблей. Собравшись в феврале 1787 г. в Версале «благородные» отказались раскошелиться, сославшись формально на неправомочность. Проблему должны были решить Генеральные Штаты, не собиравшиеся 174 года (1614)!
В августе 1788 года король стало известно о решении короля собрать Генеральные штаты в мае 1789 года.

Здесь мне живо представилась картина 1625 года в Англии, когда Карл I Стюарт стал перед похожей проблемой созвать свой парламент
(чтобы освятить парламентом поборы с собственного народа).
Это решение, в конце концов, (правда уже, Долгий парламент) в январе 1648 года привело его на плаху.
Французского короля Людовика XIV ожидало, то же самое, но гораздо позже – в январе 1793 года.
Поэтому я призываю:
уважаемые господа короли (хотя вас уже почти не осталось), не созывайте, ради бога, свои парламенты!

5 мая 1789 года Генеральные штаты открылись во дворце Малых забав.
Выступили король и либеральный министр Неккар. От Штатов требовалось одно, не противиться и санкционировать новые налоги и займы. Но депутаты повторили путь своих английских коллег. Прежде всего, они поломали через колено саму систему Штатов: они приступили к выравниванию полномочий депутатов всех трех сословий. Здесь как нельзя, кстати, пришелся аббат Сьейес, в дальнейшем граф и высший чиновник Наполеона, разбогатевший на революции. К идее присоединился герцог Орлеанский и иже с ним, а 17 июня было провозглашено Национальное собрание.

20 июня король распорядился не пускать депутатов в зал Малых забав, и непокорные депутаты перешли в Зал для игры в мяч.
Там они дали клятву не выходить, пока не выработают Конституцию. Да и будущий император Бонапарт несколько позже сумел справиться со своей задачей с помощью суровых кирасир. А вот королю в силу обстоятельств это сделать не удалось, в результате чего превратился в простого гражданина Капета. Позже Ж.Л. Давид увековечил на картине клятвенную идиллию французского революционного парламента «Клятва в Зале для игры в мяч». По тем временам имело почти мистический смысл, наряду с работами на Марсовом поле.

Но каков был пафос революции и степень патриотизма!
Дантон Жорж Жак на предложение избежать гильотины и бежать из страны воскликнул:
«Разве можно унести Родину на подошвах своих башмаков?»

Занимательно, что деятели революции оказались перед необходимостью пересмотра религиозных символов (Верховное Существо), календаря и пр. Безумная попытка создать совершенно новый мир. Декларируемой социальной идиллии, равенства, братства и пр. И в реальности – прежний, старый мир, разделенный на тех же богачей и тех же бедняков, но – с подкрашенным фасадом; мир, который был поставлен только что свершившейся революцией на новые рельсы производственных потребностей.

Теперь общество избирало себе новую форму, соответствующую новым условиям жизни. Именно в этом, и ни в чем другом и состоит смысл революции. Ради этого было положено столько жизней: почти все деятели французской революции родились в 50-х годах и полегли на рубеже 1793-94 г.г. Во взаимной борьбе сгинуло три волны революционеров.

Вряд ли мне удастся пробежать историю революции Франции 1793 года, чтобы не держать в уме события XVII века в Англии. Это просто удивительно (чисто номинативно, подоплека – понятна) нации казнили своих королей, чтобы обрести взамен сначала Кромвеля в Англии и Наполеона во Франции, а потом, как ни в чем не бывало, в силу объективной необходимости вновь вернуться к роялизму. Как бы то ни было, таким образом, феодальный строй сменили на буржуазный. Была провозглашена свобода, равенство и братство; в высшую степень вознесена добродетель патриотизма. Кто виноват, что народ столь наивен, что его так легко обмануть? Его одурачили идейные борцы, стремившиеся лишь к одному – собственному обогащению. В конце концов, революция – общественная необходимость – преобразования такого рода, что избежать их невозможно. Точно так же мы ночью ворочаемся с боку на бок в постели, чего «требуют» уставшие от одного положения внутренние органы.

Никакие заклинания и призывы к преимуществам эволюционного пути развития не возымеют действия, ибо сильны еще путы старых привилегий, интересы прежних господ не дадут возможности отречься от своего благополучия добровольно. Если бы пришедший к власти класс задумывался о том не столь далеком будущем, которое его в очередной раз низвергнет, а причина всегда одна – непомерные льготы и злоупотребления, деградация и как следствие – неспособность управлять собственным народом, он мог бы продлить свою агонию умеренностью и политическим благоразумием.

Франсуа Менье в книге «История Французской революции с 1789 по 1814 гг.» пишет следующее:
«Когда какая-нибудь реформа сделалась необходимой и момент выполнения ее наступил, то ничто уже не может помешать ей и все ей способствует. Счастливы были бы люди, если бы они умели этому подчиниться, если бы одни уступали то, что у них есть лишнего, а другие не требовали бы того, чего им не хватает; тогда революции происходили бы мирным путем, и историкам не приходилось бы упоминать ни об излишествах, ни о бедствиях; им бы только пришлось отмечать, что человечество стало более мудрым. Но до сих пор летописи народов не дают нам ни одного примера подобного благоразумия: одна сторона постоянно отказывается от принесения жертв, а другая их требует, и благо, как и зло, вводится при помощи насилий и захвата. Не было еще до сих пор другого властелина, кроме силы».

Но ведь всегда революция подготавливается теми силами общества, которые заинтересованы в будущих изменениях; которые не только в состоянии определиться с тем, что им нужно, но и придать реформам и преобразованиям должный импульс и жизненную силу. Таким качеством может обладать лишь класс собственников, который уже достиг реальной зрелости, но который нуждается в фактическом и юридическом закреплении новых отношений. Поскольку их предшественники не желают добровольно лишаться своих привилегий, вынужденно применяется революционное насилие. В старые мехи вливается новое вино. Как бы не изменялись режимы и какие бы не осуществлялись революционные преобразования – извечная система «господа – рабы, правители - народ» оставалась и остается неизменной общественной тенденцией, почти законом жизни общества.
Остается лишь повторить за великим Гегелем:
«Все действительное разумно, все разумное – действительно…».
Действующей силой же всегда выступает народ – больше некому…
Да и в конечном итоге – ему самому во благо…

И Карл I Стюарт в Англии и Людовик XVI во Франции, как и Николай II в России были принесены в жертву каждый своей революции (говорят, не так страшна сама смена власти, как следующее за ней гражданское противостояние), с ними следом туда же была отправлена масса народу. Множество умнейших голов пали под ударом ножа гильотины. Стоит прочесть, в каких смертных грехах против свободы и патриотизма упрекали вожди Франции своих сподвижников и коллег, какой смертельной была схватка между политическими фигурами Конвента, пока 10 термидора не был обезглавлена самая страшная из них – Максимилиана Робеспьера.
На сем можно считать Великую Французскую революцию 1789-94 гг., в своей первой фазе завершённой.
С этого момента, буржуазия открыла забрало и предала забвению весь революционный хлам, который был вытащен из сумки идейных вдохновителей революции – мыслителей эпохи Вольтера и Руссо для обмана собственной нации. Правда, сюда можно еще добавить злого гения Франции Наполеона, духом воителя «разогнавшего спесь нации», оставившей свои армии в заснеженных лесах России. И, не забыть незабвенного министра полиции Жозефа Фуше, отобравшего ключи от помещения мятежного Клуба, и окончательно похоронившего ностальгию по революционному прошлому.
Аминь!
На самом деле – восстание и бунт – еще не есть революция.
Революция – есть именно преобразования, причем не в одной как-либо области государства, общества, а повсеместно во всем; преобразования кардинальные, при которых те, кто ратует за новые свершения, прибегают к насилию, по той причине, что они затрагивают коренные интересы прежних владельцев собственности. Революция коренным образом меняет порядок вещей в обществе, низвергая старые, утратившие свое значение отношения и вводя новые, те, которыми было уже давно беременно старое общество. Стоит ли говорить о том, что меняются представления, законы и пр. – все то, что отжило и тормозит новую жизнь. О том, что отменяются льготы и привилегии для прежних господ, притом, что в одночасье создается иллюзия, что вот-де народ вздохнет, наконец, от непосильного бремени, заживет новой жизнью.

Стоит видеть как старые законы, которые обеспечивались силой бывшего государственного принуждения, превращаются в бессильные нормы, а революционное насилие и беззаконие на ходу обретает юридическую силу. Недавние возмутители спокойствия становятся новыми суверенами и законодателями. И нельзя отказать в проницательности Марксу, который в «18 брюмера Луи Бонапарта…» приводя мысль Гегеля, что история повторяется дважды, прибавил, что второй раз - в виде фарса…

Как обветшалые ценности прошлого служат новыми фетишами в борьбе за новый порядок. Герб, флаг, гимн, идеи прошлого. Все то, что было предано забвению и не пробилось сквозь пору прошлого революционного подъема, стало востребованным в новом времени. Не избежала этого и буржуазная революция 90-х годов ХХ века в России. Причем все эти «новшества» шиты белыми нитками, но молчаливо принимаются, никто не пытается прослыть возмутителем гражданского спокойствия в надежде, что когда-то все это можно будет предать обсуждению. Увы, в частой смене революционных эпох бездна истории поглощает все недосказанности и возмущения.

02.
Гуменюк А.П. = ОТКЛОНЕНИЕ ВЕРТИКАЛИ = 16.12.2016_02.png
Гуменюк А.П. = ОТКЛОНЕНИЕ ВЕРТИКАЛИ = 16.12.2016_02.png (147.11 КБ) Просмотров: 1879

14 июля 1789 г. Взятие Бастилии.
Революционная ситуация определяется точно также, как если бы нормальный человек вдруг вышел на улицу с высокой температурой.
Страну как бы охватывает лихорадка. Обычное адекватное поведение, установившиеся нормы в обществе больше не действуют; прежние нормы права атрофируются, и никто более не защищен от произвола; в обществе постоянно генерируются сумасбродные с точки зрения нравственности и прежнего правопорядка идеи, которые захлестывают и обнажают противоречия, когда действует уже не рассудок и здравый смысл, а феномен толпы.
Когда по образному выражению не собака крутит хвостом, а хвост собакой.

Вот как Мэхен Адфред в книге
(«Влияние морской силы на французскую революцию и империю»)
описывает события мятежа в революционном Тулоне (1789 г.):
«Городские власти по обыкновению не вмешивались в дело сколько-нибудь серьезно. Часть их же собственных войск, национальная гвардия, была в первых рядах мятежников. Вскоре после описанного события от де Риона потребовали выдачи другого офицера. Он опять отказал и запретил последнему следовать примеру товарища, т. е. сдаваться. «Если вам нужна другая жертва, – сказал он, выйдя вперед, – то возьмите меня; но если вы хотите одного из моих офицеров, то вам придется сперва перешагнуть через меня». Мужество его возбудило только раздражение. Мятежники бросились на него, вырвали из рук саблю и самого его потащили из дому среди криков и глумления черни. Национальная гвардия разделилась на две партии – одна желала убить его, другая спасти. И этого доблестного старого моряка, сподвижника де Грасса и Сюффреня, тащили по улицам среди криков «Повесьте его!», «Отрубите ему голову!», кололи его при этом штыками, били прикладами, даже давали позорные пинки ногами и затем бросили в общую тюрьму».

Да, конечно, Франции досталась в наследство «Марсельеза», как государственный гимн, триколор и приверженность буржуазным свободам, а, значит, и буржуазной демократии. Кодекс Наполеона, как и Римское право также приплюсуем к наследию веков.
Но,… ни братства, ни свободы, ни имущественного, социального, ни какого-либо другого равенства, как не было, так и нет. И не только во Франции, но и во всем мире. Вот и представляется, что для народа любая революция или бунт – прежде всего акт отчаяния, который приводит к еще большему закабалению. Ничего не помогло, ни забвение старого календаря, ни обращение на «ты», ни декрет «против подозрительных», ни празднование «верховного существа» - этой ерзацрелигии для народа господина Робеспьера, ни кровавой мясорубки и торжества гильотины. Все пошло прахом и осталось в анналах истории неуклюжей попыткой переделать под себя старый мир или выдумать нечто новое, неудобоваримое и несуразное.

Длинная и неконкретная речь 26 июля 1794 года уставшего от резни диктатора Робеспьера, пославшего немало своих сподвижников на смерть, лишь нагнала страху на заговорщиков, заставила их сплотиться и на следующий день нанести ему смертельный удар.
Вместо Сен-Жюста выступили Тальен, Вадье и Бийо-Варенн. Уже 28 июля сам Робеспьер и его сподвижники, в т.ч. Сен-Жюст, были казнены.
Революция дала резкий крен вправо. Ее не спас и Гракх Бабёф, эпоха якобинцев и санкюлотов шагнула в небытие.
5 октября 1795 года генерал Наполеон Бонапарт развернул свои пушки на мостовых Парижа, чтобы остудить картечью горячие головы.
А 9 ноября 1799 года Наполеоном был разогнан установившийся под эгидой Директории двух палатный парламент (18 брюмера VIII года Республики) И Республика, пролившая столько крови, родила Империю и Императора, как в насмешку над собственной революционной идеей.

03.
Гуменюк А.П. = ОТКЛОНЕНИЕ ВЕРТИКАЛИ = 16.12.2016_03.png
Гуменюк А.П. = ОТКЛОНЕНИЕ ВЕРТИКАЛИ = 16.12.2016_03.png (200.33 КБ) Просмотров: 1879

Людовик XVI (1774-1793 гг. правления)
Судьба короля Франции не менее трагична, чем английского. Я выше привел упоминание о втором, теперь о первом – Франсуа Менье в своей «Истории…» пишет об этом событии:
«…когда Мальзерб, весь в слезах, пришел возвестить Людовику смертный приговор, он нашел его в темной комнате, сидевшего в глубокой задумчивости, облокотясь локтями на стол и закрыв лицо руками. При шуме шагов Мальзерба Людовик поднялся со своего места и сказал: «Целых два часа я был занят тем, что старался припомнить, заслужил ли я за все время моего царствования хотя бы малейший упрек от своих подданных. И что же, клянусь вам, господин Мальзерб, клянусь от всего сердца, как человек, который в самом непродолжительном времени предстанет перед Всевышним. Я постоянно желал для моего народа счастья, и никогда у меня не являлось никакого желания или намерения, противных его благу – Мальзерб постарался уверить короля, что отсрочка казни не будет отвергнута, но Людовик этому не поверил…».

Как мы знаем, ни отсрочки, ни самого чуда спасения не произошло: Менье далее продолжает:
«…Париж был угрюм. У граждан, присутствовавших на этой прискорбной казни, не видно было ни одобрения ее, ни сожаления к королю; все были молчаливы. Приехав к месту казни, Людовик вышел из кареты. Он твердыми шагами взошел по ступеням на эшафот, принял коленопреклоненный последние благословения от священника, который, как говорят, сказал ему: «Сын святого Людовика, иди на небо!». Затем, хотя и с видимым отвращением, он позволил связать себе руки и, живо обернувшись к левой стороне эшафота, сказал: «Я умираю невинный, но я прощаю моим врагам, а ты, несчастный народ…»― Тут был дан сигнал, начать барабанный бой, и он покрыл голос короля. Три палача его схватили, и в 10 часов 10 минут он перестал жить».

Как видим, и тут король не договорил или – не дали договорить. Нечто важное, уже обращенное в вечность.
Это произошло 21 января 1793 года.
А.З. Манфред пишет сочувственно о Робеспьере.
После «Фуше» Цвейга, изучения дополнительных материалов, стольких смертей ближайших друзей и соратников по борьбе, которых «Неподкупный», отправил на эшафот, говорить о сочувствии к нему, язык не поворачивается.
Манфред оправдывает и террор якобинского клуба 1793-94 года, аргументируя тем, что начали первыми враги революции. И называет убийство Марата Шарлоттой Корде, убийство палача Лиона Шалье и пр. Но Шалье отправил на тот свет своих соотечественников, столько, что убийство этого упыря, должно было быть благодеянием, избавлением нации. Вместе с Фуше он столь поглумился над беззащитным городом Лионом, что читать об этом страшно.
Решением Конвента город должен был быть стерт с лица земли!
Безбожные акции этих, с позволения сказать комиссаров правительства, вводят в ступор нормального человека. Расстрелы из пушек юношей за городом, как это описывает Цвейг, приводит в содрогание. А от зверств революционеров в Вандее и Бретани кровь холодеет в жилах. Чем оправдать жестокость революционной власти? Мне скажут и, вовсе резонно, что обе стороны применяли террор. На то и война, тем более война гражданская. И все же, это революционное родство, параллель между Францией 1793 года и Россией 1917 достаточно очевидны.

Что касается Марата, то, если бы его не убила рука, направляемая буржуа, это бы с успехом мог сделать тот же Робеспьер, несколько позже.
Как в нашей советской истории: если бы некоторые из героев гражданской войны не погибли при известных обстоятельствах, в 37-м году их бы перемолола сталинская мясорубка. Террор, устроенный Робеспьером генетически родственен террору большевиков. Вспомним известное ленинское выражение: всякая революция чего-то стоит, если она умеет защищаться. После убийства Урицкого, этот процесс, уже, не останавливаясь, лишь наращивал обороты. А вот и в 1991 и в 1993-м новая демократическая власть России проявила неожиданную милость к «мятежникам». Политической смерти оказалось достаточно. Этому важному, с той точки зрения события, что не дано было раскрутиться маховику репрессий, как то не придали значения. Опыт прошлого порой оставляет надежды на будущее, хотя таков сам по себе революционный сценарий, протекание его все же сообразуется с конкретными историческими обстоятельствами и особенностями как страны, так и времени.

Робеспьер только под конец почувствовал бесполезность и бессмысленность своей жестокости в устранении политических противников. Он пребывал как в оцепенении, летаргическом сне, словно сомнамбула бродя со своей собакой по ночному Парижу. Дико было казнить таких соратников как Демулен, Дантон, Шоммет, Эбер. Убирая противников слева, диктатор усиливал правых и рубил сук, на котором сам сидел. Послав на гильотину Эбера, тем самым он сам подписал себе приговор. Мерлен утверждает, что Робеспьером двигало не что иное, как зависть. Наивно было бы верить политическим заверениям о приверженности свободе, равенстве, братстве, к которой постоянно прибегали деятели революции. Политику язык дан для того, чтобы скрывать свои мысли. Кажется, нечто подобное сказал однажды Талейран с той лишь разницей, что говорил он о дипломатах.

Манфред говорит, что причина поражения Робеспьера и вообще якобинцев в том, что после расчистки революцией социального пространства, которое раньше занимали король и аристократия, эту нишу заполнила буржуазия мелкая, средняя, крупная – большинство проходимцев, успевших в короткий период нагреть руки на бедствиях народа, войне и сколотить капиталы. Пока существовала угроза реставрации монархии с помощью интервенции иностранных армий, в результате чего им бы пришлось возвращать присвоенные земли, поместья, замки и пр., они терпели мясника Робеспьера. Но как только забрезжила победа буржуазии, диктатор стал не нужен. И его убрали. С этим трудно не согласиться.

Бабеф писал, что цель революции – всеобщее счастье. Но этим счастьем могли похвастаться лишь пришедшие к власти буржуа. Всеобщим оно не могло стать, ни при каких обстоятельствах. Впоследствии Франция еще не раз пыталась «достроить» демократическую конструкцию – в 1830, 1848 и 1871 годах. Но буржуазная революция 1789-94 г.г. осталась самым ярким событием. По сути – повторение 1625-1649 г.г. революции в Англии, но… более что ли резко ощутимым, оказавшим огромное влияние не только на судьбы нации, континента, но и на право отдельного человека на достойное существование. Само же взятие Бастилии 14 июля, политика в отношении короля, успех прокламаций и провозглашений сплочение в единое целое сословий (образование Национального Собрания и пр.) свидетельствуют о том, что кажущаяся стихийность и неистовый пыл народа направлялись в нужное русло уверенной рукой отцов нации – бенефициаров грядущих социальных перемен.

Конечно, революция и гражданская война сопровождаются всевозможной интервенцией своих соседей – как ближних, так и дальних. При этом совершенно не исключается вмешательство в дела суверенной страны на всех стадиях ее социальной агонии. Когда же становится очевидным просчет, пыл усмиряется, а рождающее новый строй государство крепнет, набирается сил и становится опасным в силу непомерно возросшей пассионарности – достаточно примера военных завоеваний наполеоновской Франции. Для возрождающей нации здесь самый раз проявить бы благоразумие и остановиться.

То, что к власти вскоре пришел Наполеон Бонапарт вполне закономерно: вакуум, образовавшийся после казни собственного монарха, нужно было чем-то заполнить. К тому же когда востребована решительность, носитель ее не замедлит появиться. Дальше – больше. Как справедливо заметил один из историков, под одним Бородино он уложил в 40 раз больше французов, чем послал под нож гильотины Конвент!

В заключение должен сказать следующее.
Данное компилятивное изложение событий не должно представлять дело, каким бы то ни было предпочтением в пользу или супротив нации англичан или французов – каждый народ суверенен в своей истории. То же я бы сказал и о России. Мое же отношение остается вместе с пониманием и принятием уже свершившихся исторических событий…
С уважением,
Александр Гуменюк,
19.12.2016 г.
Аватара пользователя
Анатолий
 
Сообщения: 2897
Зарегистрирован: 02 ноя 2009, 02:13
Откуда: Волгодонск город, Ростовской области, Россия.

Re: Гуменюк А.П. - взгляд в прошлое

Сообщение Анатолий » 27 апр 2017, 11:39

:geek:
Аватара пользователя
Анатолий
 
Сообщения: 2897
Зарегистрирован: 02 ноя 2009, 02:13
Откуда: Волгодонск город, Ростовской области, Россия.

Гуменюк А.П. = К ВОПРОСУ О ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЕ В ХАЗАРИИ

Сообщение Анатолий » 11 янв 2018, 14:56

К ВОПРОСУ О ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЕ В ХАЗАРИИ.
А.П. Гуменюк
(краткий обзор)

Гуменюк_Александр_Петрович=на_Правобережном_городище=30.07.2012_01.jpg
Гуменюк_Александр_Петрович=на_Правобережном_городище=30.07.2012_01.jpg (6.51 КБ) Просмотров: 1106


В истории Хазарского каганата остается немало неясного, несмотря на обилие книг, работ и публикаций, посвященных этой тематике. Одним из таких мест является, так называемая, гражданская война в Хазарии, которую относят к первой трети IX в. н.э.

Несмотря на целую главу, которую М.И. Артамонов посвятил этому вопросу и которая так и называется «Гражданская война в Хазарии» (1),
конкретики, за небольшим исключением, предположительно, касающейся судеб двух крепостей, о чем я скажу ниже, мы там не найдем. Зато есть общее описание, которое базируется на упоминании об этих событиях Константином Багрянородным. Император Византии, пишет ученый, оставил нам «скудные, отрывочные сведения…», которые «к сожалению, дают очень мало для раскрытия тех событий, которые имели место в Хазарском государстве» (2).


**************************************************************
... подробнее смотри ссылку:

viewtopic.php?f=6&t=436&sid=a082a279ae1bfff235c2987338335ff0#p4300

**************************************************************
Аватара пользователя
Анатолий
 
Сообщения: 2897
Зарегистрирован: 02 ноя 2009, 02:13
Откуда: Волгодонск город, Ростовской области, Россия.

Гуменюк А.П. СТРАСТИ ПО РУССКОМУ КАГАНАТУ (Беглые заметки)

Сообщение Анатолий » 25 янв 2018, 13:53

Гуменюк_Александр_Петрович=на_Правобережном_городище=30.07.2012_01.jpg
Гуменюк_Александр_Петрович=на_Правобережном_городище=30.07.2012_01.jpg (6.51 КБ) Просмотров: 1078

Гуменюк А.П.
СТРАСТИ ПО РУССКОМУ КАГАНАТУ
(Беглые заметки)
«Il y avait un fois un roi qui etait vieux…»
Так примерно начинаются французские сказки или то же – как и у нас:
«Жил да был царь, и было у него три сына»

Легенда, сказание, но… представляется уже, не просто легенда, а ведь исторический факт, подтвержденный источником второй половины IX в. (Бертинские анналы), обнаруженный в одном из, как пишет Е.С. Галкина, швабских монастырей.
Факты, как известно – вещь упрямая. Никуда не деться и от упоминаний о русах в арабских источниках, несмотря на всю традиционную путанность географических описаний относительно их местонахождения, впрочем, как и других племен и народностей.

В любом случае, с этого факта начинается шествие к загадочному, затеряному в лесостепной зоне не то западнее, не то восточнее полян «каганату русов».

В это время (839 г.) видимо еще в относительно спокойное время, когда «скопища варваров» не перекрыли путь-дорогу в Константинополь, к императору Феофилу прибыли посланники «от кагана русов».
То ли добившись от него участия и помощи, то ли нет – это осталось за рамками повествования, но так или иначе они вместе с посольством оказались при дворе Людовика Благочестивого.

Тот отдал дань вежливости императору Византии, прочел сопроводительное письмо и остался в подозрении относительно посланцев, которые по результатам уже его расследования оказались свеонами или свонами, одним словом скандинавами.
Как бы то ни было, король странных «делегатов» задержал до окончания дознания. Каков был результат, и что сталось с несчастными посланцами (не исключено – лазутчиками) осталось неизвестно.

Вариантов немного:
первый – государь франков, разобрался в ситуации, установил, что просители не лазутчики и отпустил их с миром кружным путем через германские леса и польские топи, куда-то туда – то ли в Скандинавию, то ли к озеру Ильмень, в любом случае к месту нахождения «каганата русов»;
второй - вернул их как неверных людей императору Феофилу для окончательного решения их судьбы и
третий – поступил с ними как со шпионами, которые под благовидным предлогом
(невозможности вернуться к своему кагану),
появились в его стране для сбора разведывательной информации.

Дело, как выше сказано, было в 839 году, а этот год знаменателен несколькими событиями.
Первое, то, что в этот год приказал долго жить этот самый «Русский каганат» просуществовав, по всей видимости, около столетия. Учитывая хронологию образования – конец 30-х, начало 40-х гг. VIII в. возможность такая появилась в то время, когда хазарам было не до каких-то там племен на севере: 737-й год знаменовал прорыв арабов (полководец Мерван ибн Мухаммед) через всю Хазарию с временно печальными для страны последствиями.
Кончину же каганата русов связывают с венграми (мадьярами).

Неизвестно, действительно были какие-то столкновения, как-то с этим дело обстоит глухо; чем русы, не угодили венграм, тоже неясно; может быть, последние просто пробивали себе западный транзит.
Но, представляется, что уж, коль венгры выступили на стороне кабаров (повстанцев), часть которых ушли с ними в Лебедию (Ателькузу), то это должно было бы происходить несколько раньше – в первой четверти IX в.

Второе то, что примерно в это же время строилась под руководством византийцев Левобережная крепость Саркел (840 г.),
дата основания которой (834-837 гг.)
оказалась по современным оценкам несколько сдвинутой в связи с созданием в Крыму фемы - позже на несколько лет.
И третье, хотя и не имеющее непосредственного влияния на наши события – в скором времени падение Уйгурского каганата.

Увы, здесь нет надобности, повторяться, и описывать (в силу достаточного количества информации, описаний и пр.), кто такие русы, что о них писали арабские источники и конкретно ибн-Фадлан – как ели, сморкались, умывались из одной посудины, хоронили своих знатных соплеменников и т.п.

Насколько они были грязны, свирепы, коварны и в то же время статны, собой красивы. Чем торговали, занимались грабежом (хотя – чем им еще заниматься?) Как они порабощали трудолюбивых полян, создав с ними своеобразный симбиоз, который де и привел, в конце концов, к тому, что возникло Древнерусское государство.

К тому, что существовала именно такая причинная связь – следует, как представляется, подходить с большой осторожностью, прежде чем разобраться, кто такие русы и существовал ли на самом деле их «каганат» и главное – где же он все-таки находился. Их «остров» исследователи размещают на весьма значительных расстояниях друг от друга – от Нижнего Дуная до острова Рюген на балтийском взморье.

Почему столь живуча эта версия?
Не служит ли она естественному желанию сторонников самостоятельности раз и навсегда покончить с норманнской версией зарождения Руси?

Борьба нешуточная, затянувшаяся на столетия, причем время от времени побеждает то одна, то другая концепция. И во всем «виноваты», по всей вероятности, немцы-профессора переписавшие русскую историю и самое, что печальное, бросившие концы в воду.
В воду, то ли Балтики, то ли озера Ильмень, то ли Меотийского болота. Может быть, неспроста великий Пушкин начал свою поэму словами: «У Лукоморья дуб зеленый…»
Где оно это Лукоморье, когда в следе обуви ступившего проступает вода?

Но вернемся к "Русскому каганату".
Пишут, что русы – и.меют североиранские корни. Как и аланы. Как известно, аланы первыми встретили орды Баламбера (отца Аттилы и Бледы) около 360 г. на правом берегу Итили (Волги) и мужественно сдерживали натиск лет десять. По тем временам побежденные племена (их воинские отряды) победители просто присоединяли к своему войску и дальше они уже вместе двигались с востока на запад.

Часть алан ушла в предгорья и горы Кавказа, часть прошла через всю Европу и даже проникла на африканский континент. Ситуация известна, тоже не буду на ней останавливаться. После наглой смерти Бледы, битвы на Каталаунских полях, столь же загадочной смерти Аттилы, «Бича божьего», наводившего ужас, на «цивилизованную» Европу и Византию, гунны, весь конгломерат составлявших орду, стали отходить назад. Один из сыновей Аттилы вывел две орды: одна заняла северное Причерноморье (кутригуры), другая – Приазовье, Кубань – западную часть Северного Кавказа (утигуры). Образовалась своеобразная военно-политическая игра в кошки-мышки. Кутригуры доставали Константинополь с северо-запада, утигуры стимулированные «подарками» Византии, беспокоили своих сородичей с востока. Ко второй половине VI в. Юстиниан кончил обе конгломерации удачным, в политическом смысле маневрированием. Временами и тем и другим становилось ясно, что с ними просто ведут войну на уничтожение. Но своим коварством в отношении просителей в предоставлении Империей территорий, Византия мало уступала своему старшему собрату Риму.

Примерно с 30-х гг. уже следующего VII в. на западе С.К. региона образуется Великая Булгария (Кубрат), которая с середины века вступает в борьбу (после развала Западно-Тюркютского каганата) с также вновь образовавшимся Хазарским государством и проигрывает эту борьбу. Как известно, часть булгар остается на месте (Бат-Боян), часть с Аспарухом уходит на Нижний Дунай; часть – на Волгу, где образуется подвластная Хазарии Волжская Булгария. Та, куда в 922 г. тайными тропами пробирался знаменитый ибн-Фадлан, оставивший нам столь замечательный отчет о своем «путешествии».
В нашей тематике есть замечательные места, повторяющиеся множество раз, но не обещающие удовлетворения своей информативностью. Сколько раз мы слышим, уже ставшим привычным штамп:
«Каган и пех Хазарии обратились с просьбой к императору Феофилу…».
Но кто они эти каган и пех имярек?

В прошлый раз я уже приводил выдержку из М.И. Артамонова: «…окончательное утверждение новых порядков в Хазарии надо связывать с братом Обадия Хануккой, при котором, возможно, и была выстроена кирпичная крепость на Дону—Саркел» (1).

Кто второй (бек) – нужно выяснять. Обратились они, судя по Константину Багрянородному, оба сразу.

Значит, бек (царь) к тому времени уже занял довольно прочное положение, чтобы выступать в невозможном ранее тандеме установившегося временного двоевластия. Статус же кагана, хотя пока и держался в силе, но все более становился номинальным по своему содержанию. Как мы бы сказали сегодня, - исполнительная ветвь власти поглотила законодательную, более верно – духовную.

Теперь неплохо бы разобраться с титулом.
Я опускаю, поскольку упоминал раньше, то обстоятельство, что З.А. Львова на основании летописи «Гази Барадж Тарихы», указывает нам на совершенное другое лицо – кагана Уруса, который «обратился за помощью к Византии и Хорасану» в постройке крепости Саркел на левом берегу Дона.
Но и тут мы с этим вторым лицом «беком» имеем затруднение.

Как бы там ни было сами обстоятельства по всем меркам государственного строительства крепости примечательны. С одной стороны их объединяет совпадение событий, связанных с «гражданской войной», с другой - разъединяет сюжетная линия интерпретации исторических фактов. Вопрос проблематичности самой летописи я здесь опускаю.

Вторая примечательность связана с самим термином – титулом «каган». Представляется, что он восточного, скорее тюркютского (по Гумилеву) происхождения и место ему самое в среде кочевников, а не в оседлом протогосударственном образовании.
Кто такой каган?
Не хан, не царь, но высшее лицо из степного аристократического рода. Он верховный владыка, правитель, военачальник, собственник всех земель, верховный судья. Т.е. он, как и халиф объединял в своем лице духовную и светскую власть, осуществляя полномочия исполнительной власти и власти судебной.

У нас же «в связи с «Бертинскими анналами», а также перепиской 871 г. (2) императоров «о важности титулов», предпочитают говорить о том, что «каган» соответствует западноевропейскому титулу «император», как бы подчеркивая значение Хазарии как империи. Т.е. принимая во внимание форму государственного правления и устройства.

Даже, если Хазария собирала дань с нескольких славянских племен и объединяла два десятка княжеств, народностей, которые впрочем, в том же составе проживали на этой территории еще во времена скифов; несмотря на почти 300-летнее существование, предпочтительнее видеть в Хазарии не империю, а царство (королевство) по западным меркам. Да и к концу мы знаем, что письмо писал «царь» Иосиф, а не каган и не император Иосиф. Разница между «царем» и князем, ханом содержится в характере передачи наследственной власти – то ли от отца к сыну, то ли как в Тюркютском каганате (к примеру, 581 г. распри) по лествичной системе – от племянников к дядьям и т.п.

Я бы обратил внимание больше на качественную сторону титула – соединение в одних руках нескольких ветвей власти. Именно это обстоятельство стало предметом захвата беком (царем) государственной власти, что и привело к «двоевластию», а фактически к узурпации ее и сведению «должности» бывшего некогда могущественного правителя к номинальному властителю.

Гуменюк_А.П.=Страсти_по_Русскому_каганату=25.01.2018_01.png
Гуменюк_А.П.=Страсти_по_Русскому_каганату=25.01.2018_01.png (303.61 КБ) Просмотров: 1078

Рис.1 Карта Булгарского государства.

Относительно «кагана русов» можно бы сказать, да и пишут, что «принятие» этого титула в пору расцвета Хазарии русы могли позволить в силу авторитета своего юго-восточного соседа, чтобы номинально возвысится в международных отношениях, заявить о своей независимости, равноправии. Но это может касаться только каганата «русов». Имелись ли в реальности такие основания, вопрос нетривиальный. Известные каганаты Аварский, Хазарский, Уйгурский, Тюркютские (Великий, Западный и Восточный) обладали этим названием по праву кочевнической цивилизации, не взирая, на то, что авары забрались глубоко в Центральную Европу. Все равно пришли они с Востока. Уклад жизни большинства кочевых народов в силу одной (не считая уйгуров с их манихейством и пр.) религии – тенгрианства, органично включал в себя титул верховного вождя и духовного владыки – кагана. Если же принять, что над русами стоял каган, то их следует отнести к кочевникам, с соответствующим типом расовой принадлежности. Если же принять предположение, что русы – североиранское племя, то вряд ли можно согласиться, что их протогосударственное образование органично такой составляющей как каганат. Весь вопрос в том, насколько двое беглецов 839 г. были правдивы, скажем, корректны в своей интерпретации событий и просто не представили своего правителя каганом ради престижа или просто спасения от подозрений франков, да и византийцев тоже?

И наконец, в попытке представить себе симбиоз как руководящей элиты норманн (в др. интерпретации варягов) и славян (полян и пр.) я мог бы заметить, что в этом нет ничего исключительного. Особенно в тот период, пока завоеватель и просто осевший на чужой земле народ еще не прошел стадию ассимиляции, слияния с местным населением. Формирование государства требует особых условий, но подспудно более высокая культура воспринимается пришлыми, создавая своеобразную амальгаму, которая на практике оказывается более прочной и жизнеспособной, нежели бы это можно себе представить в случае чистого, в современном понятии унитарного государства. То, что в будущем должно развиться в нацию.

Вот, что пишет в этом отношении для Дунайской Булгарии болгарский ученый Рашо Рашев (3) :
«An important point, which has evaded attention so far and which was the main reason for the imposition of the Turkic theory about the origin of the Proto-Bulgarians, has to be mentioned from the start. It is that the *Turkic linguistic remains and elements of material culture represent exclusively the language and the culture of the Proto-Bulgarian military-administrative and clan leadership. It concerns the khan, its family and court, but not the ordinary population. The available data has been generalized and mechanically transferred not only to the whole aristocracy but also to the rest of the population, designated as Proto-Bulgarian. We have no direct evidence about the language and origin of the latter. There is no evidence of a widespread worship of Tangra, the Turkic god of the sky. On the contrary, we have quite definitive evidence which leaves the Turkic theory in doubt.

Важный пункт, которому до сих пор не уделялось внимание, но который ослабляет тюркскую теорию о влиянии на этногенез протоболгар, нужно огласить сразу же. Тюркские элементы в материальной культуре представлены *исключительно в языке и культуре протоболгарских военно-административных кругах и сфере правления. Они касались самого хана, его семьи и двора, но не простого люда. Между тем доступные источники обобщили и механически распространили это положение не только на аристократию, но и на все остальное население Протобулгарии. А мы не имеем точных свидетельств о языке и его происхождении, как и поклонению Тангра, небесного божества тюрков. Наоборот, у нас есть надежные доказательства сомнительности тюркской теории» (4).

Остался еще один момент, хотя тема сама по себе достаточно обширна. В спорах между сторонниками норманнской теории и теми, кто проводит линию за самостоятельное зарождение, и развитие Древнерусского государства есть и версия «влияния варягов», и влияния Хазарии.

Я бы обратил внимание и на то, что предшествовало нашей истории в раннем средневековье, и что за народ населял Причерноморье, в южной (степной и лесостепной) части современной Украины и в Приазовье в VII и отчасти VIII в. – т.е. на булгар, которые откатились на запад под натиском хазар. М.И. Артамонов посвятил булгарам 9-ю главу «Истории хазар» и значение булгар для характера времени становления Руси не менее важно, чем алан, народностей Дагестана и Кавказского Предгорья.

Даже один взгляд на карту Булгарского государства IX-XIII в.
(не ручаюсь за ее соответствие действительности)
заставляет обратить внимание на длинный веер древних городов Руси под тюркскими (булгарскими) названиями – от Каспия до Ледовитого океана. Так или не так, но стоит задуматься над тем, в каком тигле зарождалось Древнерусское государство, и кто им руководил в его становлении – варяги, хазары, булгары или русский бог.
************************************
1. М.И. Артамонов «История хазар» Изд. Эрмитаж, Л,1962 С.327.
2. Василий I и Людовик II.
3. On the origin of the Proto-Bulgarians (in Bulgarian)RASHO RASHEV, SHUMEN (p. 23-33 in: Studia protobulgarica et mediaevalia europensia. In honour of Prof. V. Beshevliev, Veliko Tarnovo, 1992).
4. Перевод мой.
************************************

С уважением,
Александр Гуменюк,
25.01.2018 г.
Аватара пользователя
Анатолий
 
Сообщения: 2897
Зарегистрирован: 02 ноя 2009, 02:13
Откуда: Волгодонск город, Ростовской области, Россия.

ПРОТИВОСТОЯНИЕ ДУХА. ЗАПАД И РОССИЯ. РЕАЛЬНОСТЬ ИЛИ НАВАЖДЕН

Сообщение Анатолий » 09 мар 2018, 16:06

ПРОТИВОСТОЯНИЕ ДУХА. ЗАПАД И РОССИЯ. РЕАЛЬНОСТЬ ИЛИ НАВАЖДЕНИЕ?

01.
Гуменюк_Александр_Петрович=на_Правобережном_городище=30.07.2012_01.jpg
Гуменюк_Александр_Петрович=на_Правобережном_городище=30.07.2012_01.jpg (6.51 КБ) Просмотров: 871

Два года назад 20 марта 2016 на стр. 8 настоящего поста «О прошлом для будущего» я писал следующее:
«…что касается Европы и России, представляется, что «воспитателем» противоборства в психологии населения и формирования общественного сознания мог стать первоначальный раскол христианства на католицизм и православие, произошедший еще в византийскую эпоху.
(V-VI Собор, размежевание религий 1051 г.).
После падения Византии (1453 г.), и образования Османской империи, ее попыткой, подчинить себе конфессионально Московское государство («Москва – третий Рим и четвертому не бывать»), оплотом православия становится Россия. При этом противостояние Рим – Константинополь, автоматически переносится на нее, но уже в совершенно другом качестве (все же, Греция была колыбелью культурной цивилизации Европы) К России же отношение более враждебное и непримиримое».

02.
Гуменюк_А.П.=,,Мир_на_двоих,,=07.03.2018_01_1.png
Гуменюк_А.П.=,,Мир_на_двоих,,=07.03.2018_01_1.png (364.59 КБ) Просмотров: 871

Мир на двоих…

Словно в продолжение этой темы в марте 2017 г. лидер КПРФ Г. Зюганов рассказал, почему Запад ненавидит Россию.
«В Европе ненависть к России существовала веками, а ее идейные истоки надо искать в расколе христианства на католическую и православную церковь» (25 марта 2017 г. (РИА Новости) выступление на пленуме КПРФ, посвященном борьбе с антисоветизмом и русофобией).

Мне трудно сказать, какими путями Геннадий Андреевич или его помощники пришли к подобному выводу. В условиях современного противостояния, идеологического, информационного, экономического, военного и пр. – по всем направлениям – идеи, что называется, готовы отовсюду выплеснуться в информационное пространство.

Но вот пришел март 2018 года
(какие-то сплошные Мартовские Иды!),
и я нахожу у Антона Владимировича Карташева в «Очерках по истории русской церкви» в томе 1 главу «Разобщение с западом»
(так в тексте - с маленькой буквы).
Нечто не то, что опровергает тезис об обоюдных фобиях и ненависти Запада и России, а то, что как бы поворачивает в несколько иную плоскость исторических реалий сам аспект противостояния.
Вот, что он пишет.
«Русские поначалу своей истории были народом вполне европейским, ничем роковым образом не отделенным от своих западных собратьев. Напротив, они находились в постоянных и самых деятельных торговых сношениях почти со всеми странами и народностями Европы, как и Соседней Азии. Эти постоянные житейские сношения не затруднялись никакими препятствиями принципиального, идейного характера. Стихийные экономические и политические интересы и выгоды играли тут единственную роль. Идейные соображения для разъединения и вражды с чужестранными народами у русских явились только с водворением у них христианства».
(С.51)
Энгельс в свое время, правда, относительно разных религий, а не о различиях в рамках одной конфессии писал, что «люди двух разных религий… не могут вместе ни пить, ни есть; не могут выполнить совместно ни одного самого обыденного дела, едва ли могут разговаривать друг с другом…»
(Маркс К., Энгельс Ф. Соч. т.19, с.313.)

Как бы в подтверждение этого, приводит А.В. Карташев в связи с напутствием отцов православной церкви по отношению к латинянам:
«…Самое милостивое но отношению к латинянам наставление митр Иоанна II выражается так: "есть вместе с ними, в случае нужды, ради любви Христовой, не совсем предосудительно". Большинство же голосов было безусловно — отрицательных.

Митр. Георгий говорит: "не подобает у латыни камкати, ни молитвы взимати и пития из единыя чаши ни ясти, ни дати им".

Тому же научает и митр. Никифор: "нам православным христианам не достоит с ними пити, ни ясти, ни целовати их; но аше случится православным с ними ясти по нужде, да кроме (т.е. особо) поставить им трапезу и сосуды их".

Еще скрупулезнее наставление монаха Феодосия (грека) в послании к князю Изяславу Мстиславичу (XII в.) «о вере христианской и латинской» (характерное противопоставление):
«…вере же латинской не подобает прилучаться, ни обычая их держати, и комкания их бегати, и всякого учения их не слушати, и всего их обычая и норова гнушатися и блюстись, своих дочерей не даяти за не, ни поимати у них, ни брататися с ними, ни ноклонитися, ни целовати его, ни с ним в едином сосуде ясти и пити, ни борошна их приимати; тем же паки у нас просящом, Бога деля — ясти и пити, дати им ясти и пити, но в своих сосудех; аще ли не будет сосуд у них, да в своем дати, и потом измывше, сотворити молитву». Все это потому, что развращенная вера латинян, как говорится в летописной повести о крещении Владимира, «полна погибели», что «сущему в ней несть видети жизни вечныя, ни части со святыми»».

Комментарии, как говорится, излишни. Вектор духовного наставления остается вектором. Но как строились в этих условиях реальные отношения между двумя, можно без особого предубеждения сказать, цивилизациями?

А.В. Карташев представляет нам картину естественных сношений, ту, которую мы при здравом уме, хотели бы видеть и сейчас – не вражды, а добрососедства:
«…тон мирных благожелательных отношений русских к иноверцам и западноевропейским народам давал себя знать в течение всего до-монгольского периода. Русь по-прежнему была открытым рынком для соседних государств. Сюда тянулись торговые караваны не только из азиатских земель, но и из всех концов Европы: из Норвегии, Швеции, Дании, Франции, Германии, Венгрии, даже с юга Италии. Туда же обратно ездили и русские купцы.
И в жизни торговой и в жизни политической соединительным элементом для русских с западной Европой являлись наши князья и правители — варяги».
В том-то и дело, что вся эта благость охватывалась по Карташеву до конца до-монгольского периода: «К концу до-монгольского времени, под влиянием религиозного разделения с Западной Европой, все подобные следы прошлой близости к ней русских людей почти совершенно исчезают и, после катастрофы монгольского нашествия, становятся невозможными
.
(С.153)».
Очертим этот период если не 1223 г., то, по крайней мере, 1237-м.
Какие же примеры положительных связей между Западом и Русью приводит исследователь в этот благоприятный период?

«… (русские) князья продолжали родниться браками со всеми латинскими дворами, причем дочери русских князей при выходе замуж принимали западный обряд, а иногда даже и дочери иностранных государей содержали у нас на Руси свое латинское богослужение». Причем «Брачные союзы с латинскими династиями в начале периода были очень многочисленными».

«…веротерпимость русских по отношению к другим религиям и христианским исповеданиям была отличительной чертой до монгольского периода». И далее «Князья должны были благосклонно относиться к латинству потому, что среди их дружинников были варяги и западного обряда».

«…торговые интересы требовали того, чтобы многочисленные иностранцы, жившие в русских городах, имели право на свободное отправление публичного богослужения. Так все и было. В Ладоге, Новгороде, Полоцке, Смоленске, Киеве, Переяславле и пр. больших городах мы видим латинские церкви и при них иностранное духовенство. Вероятно, пользовались тем же правом религиозной свободы и другие иноверцы: купцы половецкие — язычники, магометане — камские болгары, армяне и иудеи».

«…на храмах Владимиро-Суздальских отразилось влияние романского стиля, и строились они итальянскими мастерами.
Так наз. "Корсунские ворота" в Новгородском Софийском Соборе — немецкого происхождения. В Новгороде были в употреблении церковные принадлежности латинского типа — "Лиможские эмали" из Франции. Там вообще настолько близко жили с иностранцами, что простые женщины не затруднялись обращаться к латинским священникам за некоторыми требами, очевидно не боясь их еретичества и не находя их даже особенно отличными и по внешнему виду от своих священников».

«…некоторые русские люди того времени, часто и много обращавшиеся с западноевропейцами и сами много путешествовавшие, очень почтительно относились и к латинскому исповеданию и к латинским святым. Об этом может свидетельствовать одна русская молитва, изданная проф. Архангельским
("Памятники Древней Письменности", 1884 г.).
В ней наравне с православно-восточными святыми призываются имена святых западно-славянских, норвежских, вообще латинских: — Войтех, Магнуш, Конут, Албан, Олаф, Ботулв, Виктория, Люция и др.».

Остается лишь недоумевать, куда подевалась вся эта благость, исчезновение которой А.В. Карташев связывает с нашествием монголо-татар к концу первой трети XIII в. Которая так и не восстановилась, уже и тогда, когда эта напасть канула в лету. Для этого следует смотреть, что, какие события происходили на западных границах Руси и внутри нее самой – с перемещением центра из Киева во Владимир, потом в Москву – от Руси Киевской к Руси Северо-Восточной. Отражение натиска тевтонских рыцарей; становление и упрочение Великого Княжества Литовского; боярские республики Пскова и Новгорода; противостояние с Москвой при Иване III; влияние на города юго-западной Руси Магдебургского права; война Ивана IV с Ливонией; смута начала XVII в. с польским посягательством на русский престол и так до Петра Великого, которому, как известно, пришлось «рубить окно в Европу», окно, которое уже к тому времени оказалось кем-то наглухо заколоченным. Таким оно остается и по сегодняшний день.

Мы можем только предаваться фантазиям на тему, что было бы, если бы святые отцы сумели свести религиозный идеологический спор к общему знаменателю. Уже не говоря о том, что сослагательное наклонение к прошлому неприменимо, все же стоит спросить, кто должен был уступить своему оппоненту – католическая церковь православной или наоборот? Возможность подобного исхода немыслима. И дело даже не в разночтениях религиозных воззрений вроде filioque исхода духа Господня (подобное лишь очерчивает доктринальную разность подхода), а то, что за каждой церковью стояла непримиримость государственных и общественных интересов, зарождающихся наций по обе стороны религиозного противостояния. Так сложилось в силу исторических условий, может быть со времен 395 г. или еще раньше – со времен Константина Великого.

Попытки Запада одолеть Россию на протяжении нескольких последних столетий не увенчались успехом, хотя отстаивание своей целостности и независимости стоило ей неимоверных усилий. И не последним сказанным пусть будет то, что Россия не просто страна, а цивилизация. Кто или что ее сделало такой и какова в этом роль церкви – русского православия в его вековом противостоянии с церковью католической, можно только рассуждать.
И таково ли уж между обеими цивилизациями западной и восточной различие, чтобы коллективный разум затмило безрассудство исторического противоборства? И действительно ли дело в религиозных распрях, или это дело вторичное, а истиной причиной выступают экономические интересы каждой из сторон?

Не разрешая этих вечных вопросов, замечу все же нечто иное. Однажды Маркса спросили, что есть жизнь. Он долго смотрел на клонящееся к вечеру солнце, толпу отдыхающих у самой кромки воды на пляже людей и потом ответил одним словом: «Борьба».

Противостояние есть привычный ход естественного развития. Оно неустранимо точно так же как невозможно разделить два полюса. Ему способствуют разного рода издержки – гибель миллионов людей, разрушение государств, крах идей. Сплошь и рядом тому подтверждением сама природа в ее физической и общественной ипостаси.

Я уже не раз приводил древнетюркскую пословицу:
«Враг, это тот, кто приходит, будит народ и говорит ему о его достоинствах и недостатках» и, кажется, если не ошибаюсь, китайское изречение:
«Нигде не стоит так искренне горевать и печалиться, как на похоронах своего врага».
Это к тому, что не столь страшен враг внешний, как собственное разложение, отсутствие духа и веры в свои силы, способности к сопротивлению». Империи в истории гибли не от внешних ударов, а от потрясений внутри их самих, собственной деградации.
Хищникам оставалось лишь добить и растащить, что успеют.

Народы же, доказывая свою состоятельность, возрождаются как Феникс из пепла, причем это может повторяться неоднократно, воссоздавая свое разрушенное или пошатнувшееся государство. Примером тому хотя бы Франция де Голля, послевоенные Германия и Япония, Россия времени смуты и постперестроечная Россия и пр. Живучесть народа феноменальна сама по себе; при достаточной сплоченности она подобна капелькам ртути, способным после любой катастрофы воссоздать единое целое.

Все же, возвращаясь к началу, должен заметить, что, по всему видимому, будет, не совсем верно, а, может быть, и вовсе неверно - сводить вопрос к религиозному противостоянию и неприятию богословских доктрин: дело может быть, гораздо глубже и корениться в самой природе общества, защите собственных интересов в его беспощадной борьбе за выживание. Хотя, что то в этом есть, поскольку все же главное – не человек, а то, что в голове и в душе у этого человека…

С уважением,
А.П. Гуменюк,
07.03.2018 г.
Аватара пользователя
Анатолий
 
Сообщения: 2897
Зарегистрирован: 02 ноя 2009, 02:13
Откуда: Волгодонск город, Ростовской области, Россия.

Гуменюк А.П. - ВСТАТЬ И ПОЙТИ…

Сообщение Анатолий » 11 мар 2018, 16:34

ВСТАТЬ И ПОЙТИ…

01.
Гуменюк_Александр_Петрович=на_Правобережном_городище=30.07.2012_01.jpg
Гуменюк_Александр_Петрович=на_Правобережном_городище=30.07.2012_01.jpg (6.51 КБ) Просмотров: 798


Возвращаясь к прошлому разговору о противостоянии церквей, я позволил себе с известной долей скепсиса или наивности, предположить, что, может быть, будет проторен путь к примирению и христианский мир, наконец, обретет единство.
И сам же заключил: «Возможность подобного исхода (чтобы одна сторона уступила другой) немыслима».
Развитие же событий (30-е годы XV в.) показало, что компромисс возможен… но только в случае полной сдачи своих позиций Константинополем перед Римом в виду турецкой угрозы с востока, по сути, перед тем, что Византия оказалась в безвыходной ситуации. Т.е. речь могла идти только о поглощении католической церковью православной, а не наоборот. Речь, конечно же, о Флорентийской унии и катастрофических последствиях, как для Византии, так и для восточного православия. Но для Руси вся эта трагедия обернулась испытанием зрелости, духовного возмужания, дерзания в обретении самостоятельности и независимости от Константинополя. Конечно же, это был трудный переход от того, что полагалось незыблемым - поставление митрополитов на Русь, о чем были великие государственные заботы.

Насколько все происходило (для Руси и северо-восточной и юго-западной) в обстановке всенародной наивной надежды и самообмана можно судить по воодушевлению сбора средств митрополиту Исидору в его шествии от Москвы (8 сентября 1437 г.) через Новгород и Псков:
«Молва о том, что митрополит отправляется на доброе дело,
ОБРАЩЕНИЯ ЛАТИНЯН К ПРАВОЙ ВЕРЕ
была настолько сильна, что даже упрямых новгородцев побудила уступить в пользу митрополита Исидора те доходные статьи, которых они так долго не давали его предместникам. Митрополит Исидор, отправившись из Москвы, сам прибыл через месяц в Новгород. Здесь он был встречен с великим торжеством и получил «честь вели» от владыки (т.е. денежное подношение), а новгородцы «Даша ему суд по старине». … Он изъял Псковскую область из-под ведения Новгородского епископа и» отобрал ее вместе с владычными вотчинами во временное пользование митрополичьей кафедры. Помимо этого псковичи, так же, как и новгородцы, почтили митрополита «пирами многими и дарами великими»
.
(Карташев А. В. том. 1 с. 203)

Обласканный и нагруженный дарами последовал Исидор далее на Юрьев, Ригу, Любек далее в немецкие земли Нюренберг, Аугсбург и в августе 1438 г. прибыл в Феррару, где под эгидой папы начались «консультации», целью которых со стороны католиков было принудить византийскую партию капитулировать, т.е. без всяких условий принять латинское вероучение. После переноса собора в начале 1439 г. во Флоренцию грекам фактически был поставлен ультиматум и 5 июля этого же года иерархи (кроме Марка Эфесского) поставили под унией свои подписи «со стенанием и плачем в глубине сердца».
Как и митрополит Исидор.

Так закончилось наше предположение о компромиссе и уступках. Каковы были первоначальные намерения посланцев Константинополя, можно судить из следующего:
«Греки были уверены, что им удастся доказать свою правоту и убедить самих латинян сделать им догматические уступки. И в Исидоре греки ценили не его готовность быть изменником вере отцов, чего они совсем не желали и не ожидали от него, а только его горячие симпатии к делу соединения и высокую образованность, как силу, с помощью которой они надеялись одержать победу над латинянами».
(стр.202)
Трудно сказать, чего в этом больше обреченности или самообмана. Реальность не заставила себя долго ждать.

Юго-Западная Русь по проезду ее Исидором восприняла новость относительно спокойно. А вот Москва была ошеломлена таким вероломством. И долго не могла прийти в себя. Боязно, страх Господень оторваться от пуповины Византийской. Хотя и вред великий причинен вере православной. А ведь еще непосвященный митрополит Михаил (Митяй) смущал великого князя Дмитрия (Донского)
«…что апостольские и отеческие правила заповедуют поставлять епископа двум или трем епископам, и что по его разумению этим вполне разрешается, чтобы русские епископы, собравшись в числе пяти или шести, поставили его не только епископом, но и митрополитом… т.е. учреждении независимого от Константинополя поставления русских митрополитов, т.е. полной автокефалии русской церкви»
(с.187).

02.
Гуменюк_А.П.=ВСТАТЬ И ПОЙТИ…=11.03.2018_01_1.png
Гуменюк_А.П.=ВСТАТЬ И ПОЙТИ…=11.03.2018_01_1.png (514.3 КБ) Просмотров: 798


Константинополь – сердце Византии…
А ведь к концу века XVI при царе Федоре и Борисе Годунове станет вопрос об избрании русского патриарха, уже даже не митрополита – Иова…
А пока, поскольку «греки допустили действительное отступление от православия в акте Флорентийской унии»
что «крайне поразило русских; уже раз и навсегда разуверило их в чистоте православия своих прежних безапелляционных учителей в вере. Случившуюся унию русские стали рассматривать не как наносное, поверхностное явление греческой церкви, а как действительную порчу всего греческого православия»
(С.215)

В марте 1441 года Исидор прибыл в Москву, уже настроенную против него. Тем не менее, состояние прострации было таково, что я должен привести этот абзац полностью для более точного впечатления:
«По обряду папского легата, он въехал в город с преднесением латинского креста и проследовал прямо в Успенский собор для богослужения. На литургии митрополит Исидор велел поминать на первом месте не имя Константинопольского патриарха, а имя папы Евгения IV. После литургии митрополит приказал своему протодиакону прочесть во всеуслышание с амвона соборный акт 5 июля 1439 г. об унии. Затем передал великому князю послание от папы, в котором Василий Васильевич (великий князь, а на самом деле, уже первый русский царь – поскольку был изменен принцип престолонаследия) приглашался быть усердным помощником митрополиту в деле введения унии. Быстрота и натиск, с каким действовал Исидор, настолько смутил и князя, бояр и епископов, что они в первый момент как бы растерялись: «вси князи», говорит летописец, «умолчаша и бояре и инии мнози, еще же паче и епископы русски а вси умолчаша и воздремаша и уснуша». Собравшись с духом, через три дня на четвертый великий князь Василий Васильевич объявил Исидора еретиком и приказал арестовать его»
(с.206)

Но не все было так просто. Исидора увещевали, уговаривали раскаяться, но тот стоял как скала, а затем… сбежал в Тверь, Литву, затем в Рим. По всему, с ним просто не знали, что делать и закрыли глаза на нарочитую небрежность стражи.

И вот после всего этого затеялась долговременная странная по своей логике эпистолярия (до 1445 г.) с униатским уже Константинополем, где сидели император Иоанн Палеолог и патриарх Митрофан. Так и не дождавшись ответа из Константинополя, в Москве «преисполнились решимостью нарушить воображаемые права над русской церковью патриарха-униата и собором русских епископов поставили 15 декабря 1448 года «митрополитом на всю Русь» уже давно нареченного на этот пост рязанского епископа Иону».
(с.207)
Как бы там ни было, все же Русь опасалась нарушить вековой порядок, и «открыто объявить формальный церковный разрыв с Константинополем, и решилась только на фактически-неизбежный поступок самовольного (помимо дозволения патриарха) поставления себе митрополита»
(с.208).

Это был первый самостоятельный шаг к автокефалии Русской Православной Церкви, робкая и неокрепшая еще попытка, смелости которой придал вынужденный отход Константинополя от устоев греческого православия с принятием Флорентийской унии, в условиях агонизирующей Византии, до гибели которой оставалось всего несколько лет
(май 1453 г.)
ТАКОВО БЫТЬ ОТНЫНЕ РУСИ МОСКОВСКОЙ: НЕ СТОЯТЬ НА МЕСТЕ – ВСТАТЬ И ПОЙТИ…
Логическая неувязка заключалась для обеих сторон духовной метрополии и духовной последовательницы (Византии и Руси) в том, что в силу обстоятельств империя стала политическим и в известной мере, что даже более существенно, - духовным банкротом, т.е. оказалась не в состоянии не только благотворить своих подопечных, но даже поддерживать свое существование. Сдав свои православные позиции папству, она была обречена на непонимание и растерянность тех, кто видел в ней основу своей духовной крепости – Византия утратила духовный авторитет. Московской Руси не оставалось ничего другого, как проторить свой собственный путь, не отрекаясь от православной веры, поскольку отречение для нее означало бы утрату независимости сначала духовной, а затем и государственной. И все же, не так это было просто, сломать привычный порядок, традиции – нечто вроде второго рождения.

* * *
Теперь самое время проследить как Византия - громадная империя, светоч и столп православного христианства, пример, и образ мирового величия стала добычей среднеазиатских кочевников. Как такое могло произойти? Не посодействовали ли этому братья христиане из другой западной и исторически первой столицы мира – Рима? Перманентная борьба за первенство, которая велась веками с переменным успехом. Какова роль Венеции и Генуи с их торговым капиталом, серии крестовых походов, вызванных по собственной неосторожности самой Византией, что, в конце концов, привело в 1204 г. захвату Константинополя крестоносцами? И после того, как почти через полвека удалось вернуть городу свободу, Византия еще на двести лет смогла продлить свое существование.

Так что у Запада есть опыт, не мытьем так катаньем добиваться своего. Может быть поэтому его не оставляет, порой кажущееся безрассудным упорство, с которым он пытается сделать то же самое с Россией.
Это обстоятельство не будет лишним держать в уме и помнить, как и почему погибла Византия.

* * *
Сама по себе история Византии настолько обширна в своем историческом времени, что нет никакой возможности даже в кратком изложении перечислить ее основные вехи. Ее существование с 330 по 1453 г. насчитывает 1123 года и 18 дней. 88 правителей, не считая семи во время сидения крестоносцев, занимали императорский трон. Тех, кому это может быть интересно, отсылаю к книге Джона Норвича «История Византии» - она написана популярно без особо научной сухости – или подобной такого же рода. Более обстоятельно
– книги Г.Г. Литаврина «Византийские очерки» и пр.

Нас интересует спад, начало движения империи по наклонной, что очерчивается окончанием правления Василия II Болгаробойцы (976-1025 гг. Македонская династия). Кроме серьезных военных поражений (турки-сельджуки Манцикерт 1071 г.), когда империя потеряла большую часть территории в Малой Азии, что обрело ее на хроническую слабость.
Второй удар империя получила в ходе четвертого крестового похода приведшего к завоеванию крестоносцами Константинополя (1204 – 1261 гг.) и последние два столетия ее терзала перманентная инвазия турок-осман, которые окончательно добили смертельно раненого византийского льва.

До этого и во время этого все усилия Западной Европы, папства были направлены на слом сопротивления империи, ослабления ее по всем направлениям, когда ей грозила смертельная угроза с Востока. И когда папа уже достиг своей цели, и православное яблоко само упало в его католическую корзину, время для спасения Византии роковым образом было упущено. Не помог даже последний Крестовый поход 1443-44 гг., направленный папой уже для защиты Византии: он закончился катастрофой и разгромом турками войска Владислава. И Венеция, и Генуя, затратив в свое время для ослабления империи немало усилий, как бы спохватились и в феврале 1453 г. сенат Венеции отправил в осажденный султаном Мехмедом (со 100-тысячной армией) город два корабля с экипажами в 400 человек (Джироламмо Минотто)
Общий состав составили 9 судов. Прибыли и генуэзцы (Джованни Лонго) с армией в 700 чел. Всего гарнизон города составлял около 7 тысяч человек, из которых меньше трети были иностранцы. Положение было безнадежным, и, конец величественного некогда города трагичным.
В сражении за город погиб и мужественный последний император Константин XI Драгаш. Территория империи, последние два века, сжимаясь, словно шагреневая кожа, сократилась до размеров длины городских стен в 14 миль. Защитники города сражались героически, но силы были неравны.
29 мая Константинополь пал.

Можно оценивать события по-разному с точки зрения политики и выгоды в том или ином мероприятии. Но меня поразил эпизод самоотверженности тех же венецианцев.
Я приведу этот отрывок из книги Норвича (с.535) полностью:
«Незадолго до полуночи 3 мая венецианская бригантина отплыла из Константинополя - с турецким флагом на борту и экипажем из 12 добровольцев, переодетых в турецкую форму, и миновала заградительный плавучий бон. В ночь на 23 мая бригантина вернулась. Капитан немедленно испросил аудиенции императора и Минотто и сообщил, что в течение трех недель прочесывал Эгейское море, но следов обещанной экспедиции так и не обнаружил. Тогда капитан созвал собрание экипажа. Один из моряков предложил вернуться в Венецию, но его заглушили громкие крики: надо сообщить обо всем императору, как было обещано. И моряки вернулись, хорошо осознавая, что вряд ли им суждено покинуть город живыми. Константин поблагодарил каждого из них лично, голос василевса дрожал от душивших его слез».
Я не питаю особой признательности к Византии, прежде всего, из-за трагедии болгар в верховьях реки Струмы в 1014 году, не смотря на то что «a la guerre comme a la guerre».
Василий II, был страшно озлоблен прошлой неудачей, когда его армия попала в засаду к Самуилу у Траяновых врат. Тогда он поклялся, что «жестоко отомстит всему болгарскому народу».
Теперь же в его руки попало больше 14 тысяч болгар.
«Император определил им чудовищное наказание» - из каждой сотни военнопленных 99 были ослеплены, последнему оставляли один глаз, чтобы он мог вести остальных.
Болгарский царь Самуил не выдержал вида такой процессии – измученного событиями его хватил удар. По другим рассказам, кроме тех, что были искалечены в ущелье Кампулунга, одна тысяча была отведена в Константинополь и ослеплена уже в городе при стечении люда. Стоит сказать, что такое наказание по тем временам было в ходу в Византии. Это в высшей мере варварство, могло бы иметь христианское оправдание – не жизни все же лишали – зрения.
У нас тоже князья порой не сторонились этого, вспомнить хотя бы Василия Темного. Так что в канву Византии вплелось много чего такого, не считая чехарды на императорском троне, что небеса от нее отвернулись.

И все же не меньшим потрясением для империи стал Манцикерт.
Новый император Роман Диоген (с 1068 г.) с целью обеспечить безопасность Анатолии двинул войска (до 60 тыс.) к Эрзеруму, где разделил свою армию, хотя военачальник Тарханиот не советовал ему это делать. А сам вместе с другим своим военачальником (Никифор Вриенний) захватил маленькую крепость Манцикерт. С войском Тарханиота случилось несчастье, версий несколько, но результат один предводитель сельджуков Алп-Арслан захватил его врасплох. В любом случае император лишился большей части своей армии. К этому прибавилось то, что наемные половцы переметнулись на сторону противника, и часть тюркских подразделений могла последовать за ними. С Алп-Арсланом можно было договориться о разделе армянской территории на зоны влияния, но Роман решил дать сражение, ибо с одной стороны, проблему с сельджуками все равно нужно было решать, и во-вторых, как он мог возвратиться в столицу под недобрые взгляды своих ненавистников семейства Дука, не дав сражения. Сражение же было проиграно начисто.

В т.ч. не без трусости и предательства. Раненый император попал в плен. Когда его подвели к султану, тот велел василевсу поцеловать перед ним землю, а затем поставил ему ногу в туфле на шею, как символ одержанной победы. Но этим и закончилось унижение перед варваром. Дальнейшее обхождение было уважительным. Султан вошел в положение и первоначальную сумму выплат с 10 миллионов (в виду скудости императорской казны) снизил до полутора с ежегодным взносом в 360 тыс. золотых. Он даже несколько проводил императора по пути в Константинополь и назначил ему эскорт. Но столица встретила василевса не в пример сельджукскому султану. Андроник Дука, несмотря на то, что император сдался ему при условии обещания, что тот не причинит ему никакого вреда, слово не сдержал.
«С выколотыми глазами и кишащим червями лицом, провезенный на вьючном животном, он прожил еще несколько дней, испытывая жуткую боль и издавая отвратительное зловоние, пока не испустил дух…» Дж. Норвич пишет, что такое поражение Византия испытала впервые за семь столетий своего существования – а действие армии сочетало в себе смесь измены, паники и дезертирства»
(с.342).

Если бы семейством Дука не было проявлена столь отвратительная жестокость по отношению к своему императору; если бы они «не замучили мужественного и честного человека стоившего их всех вместе взятых», если бы ему дали возможность исправить положение - договор с Алп-Арсланом был тому порукой, т.е. не совершили глупость и не проявили варварскую жестокость, Византия не потеряла бы «крупнейший источник зерна и более половины людских резервов».
Империя «потерпела крах, удар от которого уже не смогла оправиться»
(с.343)
Захваченная в результате нарушения договора сельджуками территория Византии превратилась в Румский султанат.

* * *
В заключение можно было бы сказать, что, без всякого сомнения, история каждой страны, каждого народа изобилует подобного рода событиями.
Но Русь прочно была связана с Византией духовными узами; судьба ее определилась во время краха империи и от духовного наследия, которое еще в IX в. приняла от православных греков, не отреклась и верна ему поныне. Потому вряд ли стоит удивляться «любви» Запада к России, но и не повторять ошибок Византии.
Передавать дар дальше некому…

С уважением,
А.П. Гуменюк,
11.03.2018 г.
Аватара пользователя
Анатолий
 
Сообщения: 2897
Зарегистрирован: 02 ноя 2009, 02:13
Откуда: Волгодонск город, Ростовской области, Россия.

Гуменюк А.П. = ДЕВЯТЬ КРУГОВ АДА ДАНТЕ

Сообщение Анатолий » 10 апр 2018, 12:37

Гуменюк_Александр_Петрович=на_Правобережном_городище=30.07.2012_01.jpg
Гуменюк_Александр_Петрович=на_Правобережном_городище=30.07.2012_01.jpg (6.51 КБ) Просмотров: 499

ДЕВЯТЬ КРУГОВ АДА ДАНТЕ
(краткое изложение по комментариям М. Лозинского)

*«Божественная комедия» Данте Алигьери.
Литературное сокровище Европы и мира. По сути, поэтическая классификация грехов и стратиграфия благости, воздаяния за деяния в видении католического мира.
*«Земную жизнь, пройдя до половины, я очутился в сумрачном лесу…»

Так начинается скорбное повествование о путешествии Данте по девяти Кругам Ада, к Чистилищу и в Рай. Не вникая в сам сюжет, ограничимся структурой подземного мира, описанного талантом Алигьери. Фантазии, основанной на своеобразном представлении средневекового и античного времени о возмездии и воздаянии за содеянное в жизни.

01.
Гуменюк_А.П.=ДЕВЯТЬ_КРУГОВ_АДА_ДАНТЕ=(краткое_изложение_по_комментариям_М._Лозинского)_01.png
Гуменюк_А.П.=ДЕВЯТЬ_КРУГОВ_АДА_ДАНТЕ=(краткое_изложение_по_комментариям_М._Лозинского)_01.png (441.88 КБ) Просмотров: 499

**Преддверие

*Души тех, кто в малодушии своем отказался от великой доли и «Дурные Ангелы»
- ангелы, во время бунта ЛЮЦИФЕРА не принявшие ни сторону бога, ни сторону дьявола. Масса обывателей, *не стремящаяся в герои и не решившиеся ступить на путь злодеев. За такую пассивность они наказаны тем, что *бегут по кругу под жалящим роем ос и шершней, кровь течет по их лицам и струится вниз под ноги, где полно червей, глотающих кровь.

Вся эта масса стремится к потоку Ахерону. Лодочник Харон (в виде беса) *«руководит» переправой, но желающих несравненно больше, чем может вместить лодка. Харон орудует веслом по головам *«пассажиров».
Но прежде, чем попасть в преддверие ада, Данте встречается с тремя собственными страстями: Рысью (сладострастие), Львом (гордость) и Волчицей (корыстолюбие).
[См. комментарии М. Лозинского].
О первых двух сказано мало, больше треволнений Данте с Волчицей. Все три порока, конечно же, осуждаются, но справиться с ними труднее всего, ибо они, как ни странно, и являются теми *«движителями», которые и подвигают их владельцев обретать *«место под солнцем», шагая по головам других к славе и богатству. Сюда бы впору еще добавить тщеславие…

Уже в Первой Песне мы узнаем, что в преисподнюю привела Данте любовь к ушедшей безвременно из мира живых возлюбленной Беатриче и вот в начале своего пути поэт встречает проводника в мир теней древнего поэта Вергилия. Здесь же мы находим известное изречение, надпись над входом в ад «Оставь надежду всякий сюда входящий». Сам ад создан, *«прежде всего» триединым божеством *«как место казни падшего ангела Люцифера».
Он представляет собой сужающуюся к центру земли воронку, глубиной по мерке наших современных знаний в 6,4 тыс. км. Конечно, о действительном строении земных недр во времена Данте представления еще не имели. Потому в центре земли, глубине ада и поместилось ледяное озеро Коцит…

**I круг (Лимб):

*Души ветхозаветных праведников и души некрещенных младенцев, а также души всех добродетельных нехристиан. Иисус Христос, пребывая между смертью и воскрешением, спустился в *Лимб, откуда вывел *ветхозаветных святых в рай
[Авель, Ной, Авраам, Моисей, Давид, Иаков (Израиль), Рахиль].

Рай, который открылся для людей *с искуплением первородного греха. Дьяволы преградили Христу путь, но Он разбил *адские ворота, которые с того времени (33 г. н.э.) так и остались открытыми. Здесь не слышно плача, только стон - немая скорбь. Отсюда были выведены к свету поэты и другие персонажи Древней Греции и Рима Гомер, Гораций, Овидий, Лукан, Электра, Гектор, Эней, Цезарь, Брут, Катон, Сократ, Платон и многие другие. Как в этот круг попали Цезарь, натворивший злодеяний в Галлии и Брут, соучастник убийства своего патрона, сказать трудно, впрочем, как и в отношении большинства остальных. Поскольку сам Данте стяжал славу поэта, мыслителя и философа сень небес коснулась и его коллег по писательскому цеху.

Вывод *«ветхозаветных праведников» объясняется нитью преемственности Ветхого и Нового Завета.
Некрещенные же младенцы также должны были избежать тьмы, дабы ситуация не казалась пределом абсурда, поскольку в пору младенчества они не в состоянии были самостоятельно делать выбор. А вот, *«добродеятельные нехристиане» категория примечательная. Это - все остальные люди на Земле, не являющиеся христианами – представители других, говоря по-современному, конфессий; сюда же причисляются язычники и, страшно подумать, атеисты, которые по наитию души проявляли стремление к благости и справедливости. То, что другие религии или атеисты имеют свое представление о подобных вещах христианину в голову не приходило. В любом случае, следует признать, что праведность и порядочность человека от наличия религиозности или ее отсутствия не зависит.

**II круг:

*Развратники и *вожделенцы - стражник МИНОС со змеиным хвостом. Сколько раз хвостом Минос обовьет душу, в такой круг она и летит.
Души несет воздушный поток морской бури, швыряет на темные скалы: Клеопатра, Елена, Парис, Тристан и т.д.

Кроме самих концентрических кругов для пребывания несчастных душ грешников мы находим в поэме Алигьери античные представления о преисподней.
Так *«до недр Земли» через I круг ада протекает река скорби Ахерон, стекая вниз, образует у города дьявола Дита Стигийское болото, в котором (круг V) казнятся ГНЕВНЫЕ. Далее поток становится жгучим Флагетоном – рекой кипящей крови.
В нем *«казнятся» насильники против ближних (VII круг).
Далее он пересекает *«лес самоубийц и пустыню, где падает огненный дождь».

В самом конце поток впадает в озеро Коцит. Античную же реку Лету (выражение [кануть в лету]) Данте помещает *«в Земном Раю».
Слово *«казнятся», по-видимому, определяется тем, что в бюджете преисподней предусмотрены государственные расходы на труд бесов *«загребал», которые с завидным прилежанием истязают души всевозможных грешников. Минос, знаменитый царь Крита, входит в состав тройки распорядителей - своеобразный адский Reception душ. Причем, по всему является председателем комиссии по распределению. Работа, кажется, ему опостылела; он совершает ее, полулежа, может быть, с тем, чтобы беспрепятственно орудовать своим громадным хвостом. Предварительно душа допрашивается о своих похождениях, при этом места лжи здесь уже нет, как и попыток скрыть правду от зубастого (*«Здесь ждет Минос, оскалив страшный рот») монстра. Тут, как и с Хароном повторяется ситуация, при которой Вергилий убеждает Миноса в том, что Данте пребывает здесь по высшей воле и тот должен смягчить свой нрав. Сразу же после распределения следует томление душ – *«неясный дальний стон и плач… и воет глубина морская».

Их носит *«…туда, сюда, вниз, вверх, огромным роем». Это развратники и вожделенцы, к коим Данте относит Семирамиду и Клеопатру, Елену, Ахилла
И если поэт пишет о рое душ, снующих в отчаянии в разных направлениях, то можно быть уверенным, что яркие представители древности – капля в море, бушующем и поныне. Видимо, под впечатлением увиденного Данте теряет сознание, чтобы оказаться в следующем круге.

**III круг:

*Чревоугодники, жадные завистники, те, для кого запретный плот сладок. Тут стражником - треглавый пёс Цербер*«глаза багровы, вздут живот, жир в черной бороде, костисты руки. Он мучит души, кожу с мясом рвет. Здесь дождь струится вечный, грузный, ледяной. Тяжелый град и снег, и мокрый гной. И души вязнут в этой топи смрадной».
Здесь Данте во тьме грязи кучи тел под дождем и градом встречает Чакко - своего согорожанина, который и сетует ему на свое обжорство, горькую долю в аду как воздаяние за *«гордыню, жадность, алчность» других, ему подобных. Жадность может быть следствием хронического дефицита, но выглядит как нежелание, поделиться с ближним. И несколько сродни эгоизму. На мой взгляд – слишком уж несоразмерное наказание без учета привычки любыми средствами добиваться запретного плода.

**IV круг: Скупцы и расточители

Путь в IV круг охраняет ПЛУТОС (бог богатства у греков) звероподобный демон.
Здесь история встречи с очередным стражем повторяется и Вергилию приходится обуздывать слишком ретивого служаку Плутоса, напоминая ему о необходимости придерживаться все же субординации. Грешники в этом круге обнаженные в грязи толкают каменные валуны вроде античного Сизифа, выполняя тяжелую бессмысленную работу, как наказание за бездумное накопительство. То же – за расточительство. Нечто вроде курсов перепрофилирования для сферы имущественных отношений. Так сказать, с целью улучшения породы правящего класса, особенно отпрысков и наследников, не понимающих, откуда на них свалилось счастье, богатство и слава, *«заработанные непосильным трудом» их родителей. Как бы там ни было, человек воспитывается трудом, а не достатком; смысл его существования – в преобразовании мира, а не в беспредельном потреблении.

**V круг:

Город ДИТ окружен СТИГИЙСКИМ БОЛОТОМ и обнесен крепостной стеной перед спуском в V круг (НИЖНИЙ АД).
Здесь помещаются *Гневные (Гордые) их терзают *фурии: Алекто (проклятие, месть, кара), Тисифона (месть за убийство), Мегера (ненавистница).

Как видим, античность пробралась и сюда, чтобы внушать пропащим грешникам понимание пагубности неудержимого гнева – такого состояние души человека, когда он на короткое время как бы теряет рассудок и делает то, что невозможно потом исправить. В большинстве случаев это происходит по причине ставшей привычной безнаказанности, когда самые первые грубость, своеволие и каприз остались без должного внимания и пресечения тем, кто был ответственным за воспитание. Что касается гордости, эта категория погранична, на грани осуждаемого и поощряемого.
Гордец вызывает у нас неоднозначное чувство, когда мы угадываем в нем заносчивость и пренебрежение по отношению к другим. Все же должен заметить, что в разных кругах ада, несмотря на достаточно подробную квалификацию Данте греховных (т.е. приобретенных – не считая первородного греха, устраняющегося христианским крещением) и порочных, (присущих с рождения) деяний, мы вряд ли находим их у обитателей ада в чистом виде. Как правило, это богатая палитра со многими составляющими – ибо жизнь многообразна и непредсказуема, чревата всякого рода превратностями. Оттого для работы «загребал» - непочатый край.

Самый важный порок в этом круге – гордыня. Ибо это отсутствие богобоязненности – основы всего.
Кротость и послушание – черта истинного христианина.
Начало, полнота и венец премудрости – страх Господень, говорит Сирах и *«не имеющий сего страха не может оправдаться»
(Сирах 15-19).
Не имеющий страха Господня – человек пропащий.

**VI круг:

*Унылые и *Еретики (отступники от веры и отрицатели Бога) сидят на границе 7 круга.

Церковью осуждается самоубийство, к чему ведет уныние в своей предельной стадии.
Впрочем, уныние – в крайней степени - сестра грусти, а грусть – порой необходимое состояние души поэта.
Родившись однажды (не по своей воле), человек шествует по жизни и уходит из нее (тоже по воле не своей).
Не считая самоубийц, которые поступают так не от хорошей жизни.
Как правило, это случай, когда человек приходит в отчаяние от ситуации, в которой он очутился. Когда он сознает, что никакими средствами не достигнет желаемого. Хотя это может быть и пустяковая по меркам жизни блажь и действительно непреодолимые препятствия, для преодоления которых нет достаточной силы воли, и дух человека пришел в совершенный упадок. Но для церкви как охранительницы божьего дара – жизни, важно пресечь саму мысль о самоубийстве, к которому безобидным на вид ручейком струится обычное уныние. Бог, он бог живых, а не мертвых.

*Еретики и отступники.
Религиозные разногласия скрывали действительные противоречия не столько в мировоззрении их носителей, сколько в расхождении разного рода интересов. Личных, экономических, политических, которые скрывались под спудом несогласия с теми или иными религиозными догмами или содержанием символов. Но это земные конфессиональные страсти.
В аду Данте всем отступникам наказание одно. Те же, кто отрицает бога вовсе (атеисты-безбожники), уныло сидят на границе VII круга.
Свобода совести во времена Данте не приветствовалась ни церковной, ни светской властью.

**VII круг:

*Злоба, орудующая насилием.
По Аристотелю злоба - душевная испорченность, куда включается и *«Буйное скотство» т.е. насилие.
В отличие от несдержанности (более мягкая квалификация) - 2-6 круг:
вышеприведенные категории - гневные, чревоугодники, сладострастники, скупцы и расточители все, кто карается вне стен *"Красного города" - ДИТА (города ЛЮЦИФЕРА).

*1 пояс: насилие над ближним (убийство, злостное ранение или над его ДОСТОЯНИЕМ (грабеж, поджог, притеснение)) – охраняется *кентаврами, у которых луки и стрелы.
Кровавый поток *Флегистон. Здесь орудуют три кентавра *(Хирон, Несс и Фол).
Когда грешники выныривают из потока, кентавры пускают в них стрелы (так достигается своеобразное обеспечение непрерывности воспитательного процесса)

*2 пояс: насилие над собой (самоубийство) и над своим ДОСТОЯНИЕМ (игра и мотовство) в отличие от *расточительства (любовь к чрезмерным тратам), которое карается в IV круге. К армии истязателей присоединяются гарпии (хищные птицы с девичьими лицами) рвущие когтями мясо.

*3 пояс: насилие против божества (богохульство) и против созданного им порядка *(содомия) и против *естества и *искусства (лихоимство).

Квалификация обмана: если *обманутый не связан с *обманщиком узами доверия – душа отправляется в VIII круг; в противном случае она отправляется в круг IX;
Этот пояс окаймлен лесом самоубийц. Здесь богохульники повержены навзничь под огненным дождем; съежившись, сидят лихоимцы; снуют без устали - содомиты;
Лихоимцы (ростовщики) на границе VIII круга сидят с пустыми мошнами.

**VIII круг:

*Злоба, орудующая обманом не доверившихся (предатели) Стражник 8 круга острохвостый зверь - змей ГЕРИОН. Именно он сносит вниз Данте и Вергилия.

I злая щель *сводники и *обольстители (два потока навстречу друг другу)
II злая щель *льстецы - в канаве с дерьмом;
III злая щель *святокупцы (симониты) - вкопаны в землю вниз головой;
IV злая щель *прорицатели - поражены немотой;
V злая щель *мздоимцы во рву с кипящей смолой под надзором бесов - загребал с баграми:

Имена загребал: Хвостач, Тормошило, Косокрыл, Старик, Собака, Рыжик, Борода, Ракон, Забияка, Клыкастый Боров, Собачий Зуд И Кривляка.
VI злая щель: *лицемеры
VII злая щель: *воры - в ямах, полных змей
VIII злая щель: *лукавые советчики
IX злая щель: *зачинщики раздора
X злая щель: *поддельщики металла – (зловонная чесотка и неудержимый понос); денег – (раздутые водянкой и мучаемы неумной жаждой) людей; слов (лжецы, клеветники) - терзаемы лихорадкой и головной болью;

*Колодец Гигантов: великаны, пытавшиеся штурмом взять небо и свергнутые в ад молниями ЗЕВСА (Нимрод – царь Сеннаара, строивший Вавилонсую башню, Эфиальт со своим братом Отом; Бриарей – сторукий великан; Антей – сын Посейдона и Геи; Тифей (Тифон) – запертый Зевсом в вулкан Этну; Титий;

**IX круг:

*обман доверившихся (предатели)

*1 Каина (название) предатели родных (по шею во льду, лицом вниз).
*2 Антенора (название) предатели родины и единомышленников (по шею во льду, лицом вниз).
*3 Толомея (название) предатели друзей и сотрапезников (вмерзли в лед навзничь).
*4 Джудекка (название) предатели (благодетелей).
Посреди озера Коцит ЛЮЦИФЕР терзает в трех своих пастях *предателей величества земного (цареубийцы). И *небесного царя (Иуда).
Они вмерзли в лед навзничь.

К сожалению или к счастью, вся это талантливо написанная картина подземного мира имеет своим истоком земную действительность. Неудивительно, что Данте то и дело встречает в преисподней то одного, то другого знакомого ему злодея то из Флоренции, то и Падуи, тех, кто сражался в войнах Алой и Белой Лилий, убийц, предателей, мотов, развратников и пр. И картина эта для современности актуальности своей не утратила.
*«Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем»
(Кн. Екклесиаста,

9). – Можно смело экстраполировать в будущее, так как вроде это сказано сегодня.

С уважением, Александр Гуменюк,
10.04.2018 г.
Аватара пользователя
Анатолий
 
Сообщения: 2897
Зарегистрирован: 02 ноя 2009, 02:13
Откуда: Волгодонск город, Ростовской области, Россия.

Так проходил ли Великий Шелковый путь через левобережный Сар

Сообщение Анатолий » 16 авг 2018, 14:49

Гуменюк_Александр_Петрович=на_Правобережном_городище=30.07.2012_01.jpg
Гуменюк_Александр_Петрович=на_Правобережном_городище=30.07.2012_01.jpg (6.51 КБ) Просмотров: 3


Есть жизнь на Марсе, нет жизни на Марсе – науке это неизвестно…
Из кинофильма «Карнавальная ночь»

Если бы караваны из Китая перестали пылить по дорогам (прекратили бы караванную пыль), то, как бы к нам попали все эти десятки тысяч различных тканей?

Из древнетюркского словаря С.409

*Так проходил ли Великий Шелковый путь через левобережное городище - крепость Саркел?

Кажется, сейчас этот вопрос больше волнует СМИ, нежели ученых. И все это - в связи с тенденциями развития туриндустрии в современной России. Некоторым хотелось бы, чтобы это было действительно так. Ведь от этого зависит привлекательность туристических маршрутов и сама значимость географической местности в связи с протеканием исторических событий, по крайней мере, в рамках раннего Средневековья (VII-IX вв. н.э.) на территории Хазарского каганата. Но что говорит об этом наша археология?
Наука как всегда высказывается с осторожностью. Однозначного ответа здесь нет. Но есть некоторые тенденции, которые проявляют силу убеждения в одних случаях, как и сомнения или даже опровержения – в других.
Обо всем по порядку.

1.

Интернет напичкан картами ВШП (далее для краткости так - Великого Шелкового пути), потому беру первую попавшую наугад.

01.
Гуменюк_А_П=Великий_Шелковый_путь=15.08.2018_01.jpg
Гуменюк_А_П=Великий_Шелковый_путь=15.08.2018_01.jpg (109.51 КБ) Просмотров: 3


Уже из нее видно, что сам путь из Китая в Европу в период со II в. до н.э. по конец IX в. н.э. проходил гораздо ниже (южнее) наших донских просторов. Эта своеобразная древняя торговая магистраль своим острием была направлена с Востока на Запад и уж никак не с Юга на Север. Это, не считая, реверсивного движения товаров и неких *ответвлений. С.А. Плетнева в своей известной книге «Саркел и «шелковый» путь» как раз и предполагает, что левобережное городище – крепость Саркел располагалось на одном из таких участков – *западном ответвлении.
Но, прежде чем обратиться к наследию С.А. Плетневой, вернемся к описанию этого самого «пути» у Л.Н. Гумилева.
В книге «Древние тюрки», главе 4-й, посвященной этому вопросу он пишет следующее: «Путь этот начинался в Чанъани и шел вдоль склонов Наньшаня через многочисленные долины, орошаемые стекающими с хребта ручейками. Этот участок пути был легок, но затем следовал крайне тяжелый переход через пустыню до оазиса Хами, а оттуда в Люкчунскую впадину к Турфану. Оба эти оазиса и еще несколько соседних составляли самостоятельное княжество Гаочан, населенное потомками китайских военно-поселенцев, совершенно освоившихся на новой родине. От Гаочана караванный путь раздваивался. Одна его ветвь пролегала по южным склонам Тянь-Шаня через Карашар, Кучу и Аксу, затем мимо Иссык-Куля в долину р. Чу и оттуда через Таласскую долину в Исфару.

Другая ветвь, северная, начиналась также в Гаочане и шла по южной Джунгарии через Урумчи, Манас, Куркараусу и горы Ирэнь-Шабирган в долину р. Или. И оттуда уже на юг, в Среднюю Азию. Кроме того, была еще одна трудная дорога через перевалы в Тянь-Шане из Карашара через долину Юлдуза в долину Или. Но ею пользовались редко. В Средней Азии караваны отдыхали. Одним из крупнейших перевалочных пунктов был г. Пайкенд. Оттуда путь шел через Хорасан на Рей и Хамадан и через византийскую крепость Несевию (Низиб) в Сирию и Константинополь. От Китайского моря до границ Персии считалось 150 дней пути, а отсюда до Низиба на римской границе еще 80 дней (Астрель, М.,2010.С.47)».

Поскольку в мои планы, в рамках краткой статьи, не входит рассказ ни об истории ВШП, ни об интерпретации описаний у разных авторов, – чего стоит только книга Е.И. Лубо-Лесниченко «Китай на Шелковом пути» (М.: «Восточная литература», 1994, 326 с.), ограничусь тем, что имеет отношение к левобережному городищу - крепости Саркел.

2.

Понятно, что товары по ВШП перемещались в обе стороны. С.А. Плетнева именно нашему вопросу – о связи Саркела с шелковым путем посвятила в своей книге целую V главу, которая так и называется (Саркел и «Шелковый путь»). Слово «шелковый» взято в кавычки, поскольку, по-видимому, такое название появилось в науке относительно недавно. «… после выхода книги Карла фон Рихтгофена в 1877 г., в которой автор назвал так пути, связавшие два мира — Восток и Запад [Лубо-Лесниченко, 1994. с. 5]». Относительно перемещения товаров она упоминает, что *«торговля никогда не ограничивалась шелковыми тканями; по путям шли караваны с самыми различными товарами — от горячих текинских коней до амфор с вином и кувшинов с нефтью». Кроме хронологического аспекта у слова «шелковый» есть и другой – т. с. *«материальный».
Исследовательница отмечает, ссылаясь на того же Лубо-Лесниченко, что в развитии шелкового производства было несколько периодов, от чего зависела и интенсивность самого «шелкового пути» — от самого начала (вторая половина 1 тыс. до н. э.) до упадка в конце IX в., *когда шелк в Китае стал заменяться хлопком.

У Л.Н. Гумилева (Открытие Хазарии Астрель, М.,2010,С.84) можно прочитать о спросе на шелк у европейцев: «Еще ни один римлянин не был в Китае, равно как и ни один китаец не видел Рима, хотя они слышали друг про друга. Казалось бы, история этих стран должна была протекать независимо, но был один предмет, связавший их судьбы,– шелк. Потребность в шелке в то время была гораздо насущнее, чем сейчас, ибо шелковая одежда была *не только предметом роскоши, но и мощным дезинфекционным средством. Римские матроны покупали ткани, изготовленные китайскими крестьянами, за золото, полученное от беспощадного ограбления провинций. По проторенному караванному пути, через Иран и Среднюю Азию, двигались груженные золотом верблюды до Каменной башни (Ташкургана), где происходил обмен товаров с купцами, приходившими с грузом шелка через Алашаньскую пустыню из Лояна. Несмотря на то, что римские товары тоже попадали в Китай, римляне ежегодно теряли 20 млн. сестерций *15, с. 48; 26, с. 193+, и европейское золото перемещалось в сумы китайских чиновников и помещиков, но, разумеется, не крестьян, изготовлявших драгоценную пряжу».

Сюда же прибавим «экономические», как бы мы сейчас сказали, войны Персии с Византией за обладание «шелковым» путем; войны, которые порой переходили в военное столкновение. Войны, в которых успели принять неудачное участие и тюрки. Вспомним Савэ и Бахрама Чубина в битве при Герате (589 г.) в описании Табари.

Конечно, Персия исторически и географически имела «транзитные преференции», но «шила в мешке не утаишь». Уже в 553 г., пишет Л.Н. Гумилев, Византия «заводит собственную шелковую промышленность»; личинки шелкопряда доставлены то ли монахами, которые побывали в Китай, то ли каким-то персом - в посохе. Так что экономическая разведка и в те далекие времена утрясала неразрешимые вопросы. (Древние тюрки, С.53) Это середина VI в. – до образования и Хазарского каганата и Арабского халифата остается еще целый век! Притом, не лишне учесть, что на шелке «свет клином не сошелся» и без него причин для стычек было предостаточно…
Но вернемся к работе С.А. Плетневой, к ее V главе.

Значительное место она уделяет т. н. *дорогам. Т.е. проторенным путям караванов, что напрямую связывается с возможностью существования, если не самого «шелкового» пути, то его ответвления. «Главным же было то, - пишет С.А. Плетнева, - что на левом берегу скрещивалось несколько наиболее крупных сухопутных дорог, пересекавших земли каганата, как в широтном, так и меридиональном направлениях. Все они проходили по возвышенным местам вдоль малых степных речек, пробивших глубокие балки сквозь толщу отрогов Ергений и впадавших, как правило, в Дон, Отроги также тянулись к Дону, в частности, и *к тому участку, где было намечено строительство Саркела. Иногда они даже пересекали русло Дона. В нескольких километрах от Саркела находилась переправа через эту реку, известная еще в XIV в. (Кудряшов, 1948. С. 15, 158)»
И, наконец, далее следует гипотеза (на нее можно вполне ссылаться как на авторитетное мнение ученого), призванная поставить точку в вопросе о том, имеет ли Саркел отношение к «шелковому» пути.

«Саркел был выстроен, пишет С.А. Плетнева, - на скрещении путей, которые еще вполне можно именовать *западным разветвлением «великого шелкового пути» (рис. 54). Одно из ответвлений шло из центра Китая в Среднюю Азию, через Хорезм к нижней Волге (к Итилю), а далее к Саркелу и по двум дорогам: вдоль Дона — в Приазовье и Прикубанье (в Тамань и Крым), по перевалу — в Грузию. Другой вариант этого пути того же времени шел параллельно первому, но не в Хорезм, а в Согд и затем по южному берегу Каспия — в Переднюю Азию. Вот от этого пути на север через Албанию к Дербенту ответвлялась дорога, которая вела в Хазарию и по владениям кагана шла к его крепости — Саркелу. Таким образом, Саркел был построен на пересечении различных ветвей «шелкового пути». От Итиля и Дербента передвигались караваны, которым необходимо было, находясь в центральных землях Хазарии, сориентироваться. И, имея перед собой несколько вариантов путей, выбрать наиболее выгодный и менее, в данный период опасный. Саркел был перевалочным пунктом и крупнейшей в стране таможней. Для этого он и был поставлен на самом оживленном месте, и поэтому в нем были построены хорошо охраняемые караван-сараи».

Сам М.И. Артамонов так же, как и С.А. Плетнева, считал, что Саркел был выстроен *не для контроля над водной артерией, «а в месте пересечения этой реки (Дона) сухопутной дорогой, пересекавшей Хазарию с востока на запад». Это отмечает в своей статье «Проблемы археологии и истории хазарского каганата» Н.А. Медведенко. «Особо следует отметить, - отмечает в «Истории хазар»(с.299) сам М.И. Артамонов что Саркел *возник вовсе не для контроля за водной дорогой по Дону, а тем более за переволокой из этой реки в Волгу. Именно этим объясняется невыгодное положение крепости для наблюдения за рекой, а главное за переправой из этой реки в другую…». И далее: «Саркел был выстроен не на речной, а на сухопутной дороге при переправе через реку и призван был укрепить пошатнувшееся положение хазар в их западных и северо-западных владениях, куда вела эта дорога. из центра Хазарии — Итиля на Нижней Волге. Находясь при самой переправе и имея хорошие коммуникации с тылом, т. е. с собственно Хазарией, крепость была защищена от врагов, появляющихся с запада, не только стенами, но и широкой рекой».

Хочу в шутку немного «защитить» реки.
На картах поселений Древней Руси «Археологии» под редакцией академика Б.А. Рыбакова мы видим, что точки, изображающие поселения, усеяли все пространство на мысах при слиянии рек и речушек. Так, что впору говорить не о дорогах, которых практически не было в непроходимых чащах и буреломах, а о водных артериях – реках, которые и служили дорогами. Конечно, Донские степи и по тем временам обладали простором не в пример землям полян или древлян, но вместе с тем, мы имеем мало понимания того, что представляла собой дорога в раннем средневековье.

3.

После обнадеживающего утверждения о «западном ответвлении» шелкового пути и того, что Саркел был «перевалочным пунктом и крупнейшей в стране таможней», все же появляются нотки сомнения. И некоторая переоценка, некий более реальный взгляд на возможности обоснования представленной гипотезы. Это говорит, прежде всего, о традиционном подходе в науке, и объективности ученого в реализации результатов собственных исследований.

Так, С.А. Плетнева пишет, что *«Плохая сохранность слоя в Саркеле первого периода (фактически почти полное его отсутствие) и малое количество находок в нем *не позволяют говорить о широко развитом экспорте товаров в тот период…».
Попутно замечу: в уже упомянутой статье Н.А. Медведенко есть примечательный абзац, свидетельствующий об интересе (чуть не сказал – исключительном) М.И. Артамонова к хазарскому периоду Саркела. «По выступлению Артамонова М.И. на заседании у и.о. Председателя Академии в ноябре 1935 г., - пишет Медведенко, - можно сказать, что раскопки в Саркеле *не вызвали у него особого энтузиазма, т.к. наибольшей сохранностью отличались позднейшие слои данного укрепления, превратившегося в город, в ремесленный центр в русскую эпоху. Но для Артамонова М.И. Саркел *интересен, только до этого момента».

В обоснование и подтверждение С.А. Плетнева приводит «наблюдения, которые следует учитывать».
Это
1) находки костей верблюдов в раннем слое;
2) отсутствие в раннем слое и комплексах обломков амфор;
3) преобладание, сравнительно с амфорами, обломков красноглиняных тмутараканских кувшинов, которые "служили тарой, как предполагалось, нередко для перевозки нефти, которой, очевидно, пользовались в Саркеле для освещения". Возить кувшины на очень далекие расстояния по "тряским" сухопутным дорогам было трудно: сделанные из песчанистого рыхловатого теста и тонкостенные, они, несмотря на прекрасный обжиг, были довольно хрупкими и ломкими».

Этот третий пункт примечателен тем, что транспортировка кувшинов (пифосов) впоследствии могла осуществляться водным путем, т.е. по реке, что перекликается с предположением о начале «судоходства» по Дону со второй половины IX в. Вот как об этом пишет С.А. Плетнева: «Из-за величины и тяжести они были значительно более ломкими сравнительно не только с амфорами, но и с хрупкими кувшинами. Возить их по сухопутным дорогам было невозможно ни на верблюдах, ни на арбах. Факт их попадания в Саркел следует, видимо, объяснить тем, что они устанавливались на каком-то более устойчивом транспортном средстве. Таковым мог быть водный транспорт: ладьи, груженные разнообразной керамической тарой с не менее разнообразным содержанием, а также другими товарами византийского, крымского и переднеазиатского происхождения. Резкое увеличение керамической тары, вероятно, *можно связывать с развитием в X в. торговых водных путей. Одним из них был Волго-Донской, параллельный прослеженным выше сухопутным путям вдоль берегов Дона. Водный шел из Азовского моря — вверх по Дону до поворота его на север, от поворота волоком до Волги, по ней — до Итиля и далее — на Каспий и по нему — на юг: в Среднюю Азию, Албанию, Иран».

4.

И, наконец, то, что при всем описании дорог и пр. коммуникаций, обозначающих Саркел как центр пересечений торговых путей, следует неожиданное, но от этого не менее значимое «признание» ученого: «Высказанные гипотезы об экспорте в Саркеле и через Саркел в IX в. *основаны на крайне небольшом количестве конкретных материалов на памятниках. ЧТО ЖЕ КАСАЕТСЯ ПРЯМОЙ СВЯЗИ САРКЕЛА С «ШЕЛКОВЫМ ПУТЕМ», ТО ИХ, ПО СУЩЕСТВУ, НЕТ.

Исключением может быть находка костяной шахматной фигуры слона согдийского производства…» Но и она на 150-200 лет древнее Саркела…
Этот абзац приводит археолог В.С. Флёров в своей книге «Города и замки Хазарского каганата» (С.32) «Трактовке Саркела как «перевалочного пункта (на северном ответвлении Великого шёлкового пути. — В.Ф.) и крупнейшей таможни в стране» (Там же. С 150) противоречит констатация в заключительном разделе книги», и далее следует вышеприведенная цитата из книги С.А. Плетневой. Далее рассматривается вопрос «надежности» караван-сараев и пр. помещений, что дало бы возможность признать левобережный Саркел крепостью-таможней.
«К этому приходится добавить, что реконструкция двух отсеков крепости как «караван-сараев» построена на серии предположений.
«Сохранность всех помещений очень плохая», — отмечает автор (С.А. Плетнева). Другими словами, сам археологический источник ненадёжен, отсюда выделение «гостиничного комплекса», двух-этажность зданий и трактовку каждого помещения (Там же. С. 35–56) принять, не представляется возможным», - заключает ученый.

Этот вопрос напрямую связан с назначением крепости, как стратегического объекта. Что это – «таможня» или военный объект, западный форпост Хазарского каганата? Для защиты от венгров или печенегов? Но печенеги появляются лишь ближе к концу IX века… Или резиденция мятежных князей времен гражданской войны? Или на длинном пути от Итили до Таматархи нужно было надежное укрытие от беспокойных алан – ненадежных хазарам «врагов-подданных», которые «могли причинить вред» продвигающемуся на запад отряду хазар?

В заключение должен сказать следующее: на мой взгляд: строго научно принадлежность Саркела даже т.н. «западному ответвлению» «шелкового пути» не находит своего подтверждения. Все, что касается торговых путей на территории каганата – они естественно существовали, но направлены были не в меридиональном направлении, а с запада на восток и носили локальный характер внутри самой Хазарии. Трудно представить себе проход по западному (беспокойному выше Терека) побережью Каспия, мимо Дербента, для торгового пути, по которому в ту и другую сторону то и дело сновали военные орды то персов, то арабов, то самих тюрков…

Известно, что в экспорте каганата фигурировал рыбий клей и рабы. Торговля же шелком из Китая, помимо Европы, в т.ч. в том направлении, где к VIII веку формируется древнерусское государство, предполагала заказчиков, состоятельных вроде римских матрон Гумилева, которые могли бы беспрепятственно расплачиваться за экзотику шелка, что к концу IX века уже утратило всякий смысл. Если же не говорить о шелке, а просто о развитии торговых путей и перемещении товаров с Востока на Запад и с Запада на Восток, то малопонятно, зачем, может быть, в угоду современным тенденциям, выдавать желаемое за действительное. Археологических доказательств торговли шелком на север от Каспия, по будущему пути из варяг в греки и обратно, практически за небольшим исключением, нет. Когда они появятся, тогда, возможно, и будет предмет для обсуждения.
С уважением, А.П. Гуменюк.
15.08.2018 г.
Аватара пользователя
Анатолий
 
Сообщения: 2897
Зарегистрирован: 02 ноя 2009, 02:13
Откуда: Волгодонск город, Ростовской области, Россия.

Пред.

Вернуться в Мероприятия, экспедиции

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3

cron