Гуменюк А.П. - взгляд в прошлое

Модератор: Анатолий

КОНВЕРСИЯ, ХАЗАРСКАЯ ПЕРЕПИСКА, РЕЛИГИОЗНЫЙ ДИСПУТ

Сообщение Анатолий » 24 авг 2016, 14:49

Гуменюк Александр Петрович. На правобережном городище. 30.07.2012_01_2.jpg
Гуменюк Александр Петрович. На правобережном городище. 30.07.2012_01_2.jpg (6.51 КБ) Просмотров: 1835

Голый безумец
Один безумец, в лохмотьях, голодный, брёл по дороге.
Шёл дождь со снегом, стояла страшная стужа,
и бедняга промок от снега с дождём.
Не попадалось ему ни дома, ни иного убежища,
пока не добрался он до развалин.
Едва, свернув с дороги, приблизился к развалинам,
ему на голову черепица упала.
Кровь из разбитой головы рекой полилась,
повернулся человек в сторону неба:

*«Когда же ты прекратишь бить в бубен царства?
Займись лучше делом!»

Аттар *«Беседа птиц» С.170.

КОНВЕРСИЯ, ХАЗАРСКАЯ ПЕРЕПИСКА, РЕЛИГИОЗНЫЙ ДИСПУТ
… М.Д. Данлоп в главе VI (Обращение в иудаизм согласно еврейским источникам) относительно даты обращения хазар в иудаизм приводит сведения арабов:
*«Арабские источники не дают указания на дату обращения более точно, нежели, уже цитировавшееся, сообщение Масуди [Mas'udi], относившее его ко времени правления в халифате Харуна аль-Рашида [Harun al-Rashid], т.е. к 800 году н.э.» (С.116).

И далее относительно самой книги «Хазары» [Cosri (Kuzari)] он пишет, что *«Труд Галеви[Ha-Levi], как это хорошо известно, привержен раввеннистскому иудаизму и построен в форме диалога, который представлен событиями в Хазарии, предшествующими времени написания в 400 лет. Собеседниками в этом диалоге выступают сам каган хазар и его окружение. Галеви [Ha-Levi] не настроен на воссоздание полной картины повествования; его главный интерес лежит в области религии, а не истории. Для него само обращение кагана в иудаизм и соответствующая этому дата – непреложный факт»
(там же).

01.
Гуменюк А.П. = Хазарский каганат в IX в._01.jpg
Гуменюк А.П. = Хазарский каганат в IX в._01.jpg (125.34 КБ) Просмотров: 1840

Хазарский каганат в IX в.

Затем следует сама легенда:
*«…к царю неоднократно приходил во сне ангел, говорил с ним, сказав при этом, что Создателю угодны его мысли, но не то, что он делает. Царь оставался приверженным религии хазар, с искренностью участвовал в храмовых службах и в принесении жертвоприношений. Однажды ночью, после совершения подобного действа, царю явился ангел.

Он сказал царю:
*«Твои мысли богоугодны, но не деяния». Это повлекло то, что царь задался поисками истинной веры и религиями, в результате чего он и обрел веру иудеев. К нему присоединилось и множество хазар».

Поскольку *«сон царя стал известен одному из начальников в его армии», то именно с этим неназванным начальником, царь Булан (тоже легендарный) отправляется в горы Варшана (Варачана) [Varach'an, Warathan] вблизи моря. В пещере, куда они пришли их встретили иудеи. Как раз был день Субботы [Sabbath].
Путников *«приветили, посвятили в религию и провели обряд обрезания. После этого оба путника вернулись обратно. Хотя сердца обоих были уже привержены иудейской вере, они не обнаруживали себя в непочтении к прежней вере, так что их тайна постепенно становилась доступной лишь близкому кругу. Со временем сторонников новой веры становилось больше, росло и признание новой веры, вовлечение в ее ряды все большего числа хазар, побуждаемых к принятию ими иудаизма. Во все страны были разосланы гонцы в поисках ученых мужей и книг Законов Моисея».


Данлоп относит эти легендарные события к 740 году. Сюда же следует приобщить легенду о первой дискуссии о принятии царем религии (иудаизма).
Далее по Данлопу: *«Галеви говорит: «Царь придумал позвать христианина и мусульманина…
На том он послал за ученым христианином…

После беседы с представителем христианства, поискали ученого мужа у мусульман. Разговор закончился ничем. Тогда позвали иудея, но после упоминания нескольких бесед, первая часть книги подошла к концу. Следует заметить, что собеседники царя приходили поочередно. Общего участия в беседе всех представителей религий не было» (С.117).

Таким образом, мы имеем раздельную последовательность бесед: христианин, мусульманин, иудей. Таким образом, о дискуссии говорить не приходится; место имело простое разъяснение представителями религий своих преимуществ – если, конечно, допускать реальность такого события. К этому можно добавить, что если письмо Хасдая ибн-Шапрута не вызывает сомнений, то обе версии царя Иосифа краткая и пространная (найденная тем же Фирковичем) вызывают достаточно вопросов как по своему содержанию, так и сомнением в том, что вообще она была написана царем Иосифом, а не другим лицом.

Данлоп пишет, что *«…Хост [Jost] давно уже являясь сторонником подлинности письма Хасдая, обнаружил в Ответном письме арабизмы, что привело его к мысли о том, что Ответное письмо было составлено арабо-говорящим евреем в Испании. Несколько позже Штайншнайдер [Steinschneider], допуская достоверность письма Хасдая, характеризовал ответное письмо как более позднюю фабрикацию. Что его заставило дать такое определение, он не объяснил. Позиция Ландау [Landau] в достоверности письма Хасдая заключается в близком сходстве стиля письма Хасдая с другими письмами, составленными его секретарем Менахемом бен-Сарухом [Menahem ben-Saruq]…» (С.145).

Что до самого царя Иосифа, Данлоп вообще ставит под сомнение реальность исторической личности. Он пишет следующее: *«мы не располагаем независимыми свидетельствами (кроме Кембриджского документа) того, что царь Иосиф являлся историческим лицом. Это обстоятельство, безусловно, побуждает нас обратиться к его *«Ответам…» с большим недоверием, нежели к письмам. Свидетельства вроде мусульманских источников не дают возможности указать на кого-либо из царской династии носителя иудейского имени. Дальше, не вполне ясно, кем же, на самом деле, был Иосиф – царем или каганом» (там же).

Но более интересны доводы Ландау [Landau] против подлинности (что касается обеих версий) письма Иосифа:
1) Острые нападки на ислам несовместимы в письме к высокопоставленному лицу мусульманского государства;
2) Недостаточность местного и еврейского колорита в описании Хазарии;
3) Упущения в описании географического положения Хазарии;
4) Невероятные аргументы, приводимые в религиозных дебатах, так как это отражено в ответах в письме Иосифа;
При этом Данлоп допускает, что *«…возможно, Пространная версия имеет более поздние вставки».

К тому же, согласно Пространной версии письма царя Иосифа, написание которой ученые относят к 961 году, дата обращения в иудаизм четко обозначена *«340 лет тому назад» т.е. к 620 году, когда самого Хазарского каганата как самостоятельного государства еще не существовало.
Данлоп подробно рассматривает различные аспекты хазарской переписки, но уже из краткого изложения следует, что сложностей здесь более чем достаточно.

По крайней мере, можно сделать более обоснованное предположение, а именно: дата принятия иудаизма 620 год – маловероятна, как и 740 года. Последняя дата, скорее всего, представляется вехой, началом становления в принятии новой монотеистической религии. Что связано, конечно же, не с легендарными диспутами и фантастическими снами *«царя» иудеев, а политическими и экономическими причинами, а также историческими обстоятельствами в процессе развития Хазарского каганата.
Следуя арабским источникам, следует принять дату, очерченную первой третью IX века, реформами царя Обадии с окончанием гражданской войны (820-30 гг.).

Если придерживаться этой общепринятой даты, то выглядит довольно странным религиозный диспут 860 года, не менее, легендарный, с рассказом о посещении Хазарии Кириллом (Константина) и Мефодием. Коль иудаизм принят на государственном уровне в первой трети IX века, то какой смысл дискутировать о нем через тридцать лет?

М.И. Артамонов в *«Истории хазар» относит эти события к 860 году и полагает, что *«…нет никаких оснований полагать, что в это время, т. е. около 860 г. у кагана и его двора могли быть колебания в выборе веры и связанные с этим религиозные диспуты» (С.332).

Он отмечает, что *«…в так называемом, *«Паннонском житии», написанном на основании сочинения, оставленного братом Константина Мефодием, который сам участвовал в хазарской миссии, от первоначального текста уцелело мало. Он искажен позднейшими переделками. В житии рассказывается, что миссия Константина в Хазарию была вызвана прибытием в Константинополь посольства от хазар. Послы будто бы говорили, что евреи и мусульмане стараются обратить хазар в свою веру и просили прислать к ним христианского проповедника, который мог бы переспорить тех и других. Они обещали в случае победы христиан в религиозном диспуте принять христианство» (С.331).

Далее М.И. Артамонов делает важное замечание, что *«…Предположение Маркварта, повторенное Г. Вернадским, что обращение хазар в иудейство произошло только после миссии Константина Философа, основывается на произвольных допущениях и не может быть принято» (С.332).

Что дает основание вообще говорить о религиозном диспуте, как части миссии, в независимости от того, признавать сам факт диспута, или нет.
Мы знаем, что миссия Константина и Мефодия успешно завершилась в Риме, куда ими были доставлены мощи папы св. Клемента из Херсона. А последнее обстоятельство позволило осуществить создание славянской азбуки, составленной для Моравии (864 г.).

*«…а Евангелие и Псалтырь, обнаруженные в Херсоне, стали, таким образом, тем зерном, из которого выросла вся позднейшая славянская, сначала переводная, а потом и оригинальная литература» (С.335).

В третий раз призрак религиозного *«диспута» мы встречаем уже в связи с крещением Руси князем Владимиром ближе к концу X века. Что нашло отражение и в *«Повести временных лет».

02.
Гуменюк А.П. = Первая страница ПВЛ. (Копия иллюстрации)_02.jpg
Гуменюк А.П. = Первая страница ПВЛ. (Копия иллюстрации)_02.jpg (64.94 КБ) Просмотров: 1840

Первая страница ПВЛ. (Копия иллюстрации)

«В год 6494 (986). Пришли болгары магометанской веры, говоря: *„Ты, князь, мудр и смыслен, а закона не знаешь, уверуй в закон наш и поклонись Магомету».
И спросил Владимир:
*„Какова же вера ваша?».
Они же ответили: *„Веруем Богу, и учит нас Магомет так: совершать обрезание, не есть свинины, не пить вина, зато по смерти, говорит, можно творить блуд с женами. Даст Магомет каждому по семидесяти красивых жен, и изберет одну из них красивейшую, и возложит на нее красоту всех; та и будет ему женой. Здесь же, говорит, следует предаваться всякому блуду. Если кто беден на этом свете, то и на том», и другую всякую ложь говорили, о которой и писать стыдно. Владимир же слушал их, так как и сам любил жен и всякий блуд; потому и слушал их всласть. Но вот что было ему нелюбо: обрезание и воздержание от свиного мяса, а о питье, напротив, сказал он: *„Руси есть веселие пить: не можем без того быть»…
Таким образом, удачное методическое приложение путешествует из века в век, из страны в страну, не теряя своей привлекательности и легендарности.

Что касается хазарской переписки, в особенности писем-ответов царя Иосифа, то к ней, по всей вероятности, следует относиться как к историческому документу, принятому с теми оговорками, которые сопровождают обычный научный поиск. Где есть место и принятым наукой историческим фактам и легендам и всякого рода допущениям, и вымыслу. Чего стоит только географическая несуразность границ Хазарии, расстояний в фарсахах во все стороны света, и размеры самой столицы Итиля. Уникальность и скудность письменных источников Хазарии феноменальна.

С уважением, Александр Гуменюк,
24 августа 2016 г.
Аватара пользователя
Анатолий
 
Сообщения: 2649
Зарегистрирован: 02 ноя 2009, 02:13
Откуда: Волгодонск город, Ростовской области, Россия.

Гуменюк А.П. - СРЫВ ЛАВИНЫ… Рассказ Зоннуна

Сообщение Анатолий » 26 авг 2016, 22:27

Гуменюк Александр Петрович. На правобережном городище. 30.07.2012_01_2.jpg
Гуменюк Александр Петрович. На правобережном городище. 30.07.2012_01_2.jpg (6.51 КБ) Просмотров: 1817


СРЫВ ЛАВИНЫ…
Рассказ Зоннуна

*«Я шёл по пустыне, — Зоннун рассказывал, — без посоха и провизии, опираясь на Бога.
Увидел по дороге сорок человек в штопаных одеждах, все сорок на одном месте погибли.
Взбунтовался мой бессознательный ум, огонь охватил бушевавшую душу.
*"О Господи, что это! — сказал я, — Скольким предводителям Ты головы рубишь?"
*"Мы знаем об этом, — голос раздался, — Сами губим и Сами платим их виру им".

Аттар *«Беседа птиц» С.156

01.
1.Гуменюк А.П. = ВЗРЫВ_01.jpg
1.Гуменюк А.П. = ВЗРЫВ_01.jpg (56.53 КБ) Просмотров: 1817

ВЗРЫВ

Согласно теории Большого Взрыва около 14 млд. лет тому назад взорвалась Вселенная! Из крохотного зернышка (пылинка в 10 минус пятой степени грамма) в три секунды образовалось грандиозное; нечто, что стало расширяться и множится. После отделения излучения от вещества стали возникать галактики со своими звездами и туманностями – образовался наш мир, который мы даже охватить разумом не можем – так он велик, прекрасен, бесконечен и непостижим в огненной купели своего пространства и времени.

Как это случилось, что нарушилось равновесие?
Что послужило толчком, первопричиной, разбудившей спящий зародыш, который из личинки вдруг ни с того, ни с сего превратился в мотылька, бабочку, расправил крылья и полетел…

Удачный пример приведен в документальной кинематографии, в одном из фильмов.
Горожанин ранним утром с корзиной яиц на базарной площади в Древнем Риме. Прохожих почти нет, он беспрепятственно пересекает площадь из конца в конец. Но солнце поднимается все выше, народу прибавляется, нарастает шум и гам. Наконец становится тесно и людно, кто-то задевает, толкает его в плечо, корзина с яйцами падает на землю – событие свершилось!
Значит, вакуум – лишь химера, обман, причуда – жизнь в нём кишмя кишит, как бурлящий пузырьками бульон.
И все дело лишь во времени: не зря Фалес почитал его разумнее всего, ибо лишь оно – время, будет открывать все сокровенное…

НАШЕСТВИЕ
И вот тебе уже, конница Баламбера в 360 году н.э. выходит на берега Итили, его сын Аттила наводит ужас на Европу. Туда же, к берегу Итили, в 558 году хан Истеми от Северного Приаралья сгоняет псевдоавар (вархонитов и пр.), а еще через пять веков появляются новые завоеватели сельджуки, через семь орды Чингиз-хана. Под конец XIV века Тамерлан огнем и мечом проходится по местам непрекращающейся боевой славы прежних завоевателей и доходит до нашего Ельца. С завидной постоянностью повторяющаяся кровавая купель.

Как это происходит?
Как общее относительное благополучие исчезает в один миг? Казалось бы, надежно возведенные устои, торговля и быт, процветание страны, многих местностей и стран, роскошь и пресыщение, дворцы и лачуги рушатся под копытами лошадей пришельцев, превращаясь в глину, пыль, прах. Десятки и сотни тысяч убитых, калек, угнанных в плен ремесленников и мастеров, женщин и детей – из тех, кого оставили в живых.

Почему такие, казалось бы, некогда грозные государства, столпы мира со своими армиями, сатрапами и их режимами, оказываются беззащитными игрушками перед лавиной степных кочевников, завоевателей – орды которых проходят через поставленные заслоны и бастионы, как нож в масло, сметая все на своём пути? А, может быть, они давно уже прогнили изнутри, иструхлявились, утратили пыл и стать, изнежились, погрязли в роскоши и расслабились.
Не зря древние тюрки говорят, что *враг – это тот, кто приходит и будит народ, указывая на его достоинства и недостатки.

И все бы ничего, но погибель и страдания сваливаются на голову простолюдинов, а те, кто ими правил – капля в людском море бед и несчастий. Какое нам до них дело? Сплоченная нация, что сжатый кулак – не разомкнуть пальцы, не обойти. А приходит время – само царство падает, как переспелый плод с дерева, а с ним порой и страна, которой закваска была непрочной, хлипкой, не впитанной в кровь и душу народов ее составляющих.

Прежде супостат приходит ниоткуда, возникая как призрак из пыли и небытия. Никто о страшной напасти ранее не слышал и не замечал того, что до поры до времени вызревало, клонилось и скрывалось – было тише воды и ниже травы! А затем как ураган, смерч обрушивалось на головы беспечных, самодовольных шахов и султанов с их визирями и подневольными под непосильными тяготами племенами и народами.

И вот – очистительная гроза, паводок, вырывающий с корнями деревья, уносящая и смывающая грязь и ил, уравнивая богатых и бедных посредством веками проверенного средства – насилия и смерти, крушения духа и забвения.

Хотя бывает и по-другому.
Тяжкая темная туча собирается в той или иной части неба, полыхает заревом молний, гремит громом, приближаясь медленно и неумолимо. И никогда человек не оказывается готовым к неизбежному, **всегда беда застает его врасплох.

НАЧАЛО РОДА (ЧИНГИСХАН)
Рашид ад-Дин в Сборнике летописей книге первой *«Джами ат-Таварих» описывает то, что относится к истоку – легенду о происхождении….

**«Добун-Баян, муж Алан-Гоа, скончался в молодости. Алан-Гоа, *спустя некоторое время после того, как лишилась мужа, однажды спала дома.
И вот через [дымовое] отверстие шатра *проник луч света и погрузился в ее чрево.
Она поразилась этому обстоятельству и перепугалась и никому не пошла, рассказать об этом. Спустя некоторое время она поняла, что забеременела. Когда подошло время разрешиться от бремени, ее братья и родичи ее мужа собрались и сказали:

**«Как можно, чтобы женщина, не имея мужа, тайком завела бы [себе] мужа и забеременела?!».
Алан-Гоа в ответ [им] сказала:

*«Так как я принесла ребенка, не имея мужа, как бы [в действительности] ни обстояло дело, ваше предположение уместно и подозрение, которое вы питаете, внешне правильно. Однако несомненно, что *«воистину некоторые подозрения являются грехом».

Как смогла бы я совершить поступок, достойный порицания, который послужил бы причиной срама?! Да, я каждую ночь вижу во сне, что какой-то рыжеволосый и синеокий человек медленно-медленно приближается ко мне и потихоньку возвращается назад. Я вижу [его собственными] глазами! Любое подозрение, которое вы питаете в отношении меня, – ложно! Эти сыновья, которых я принесла, принадлежат к особому разряду [существ]. Когда они вырастут и сделаются государями и ханами всех народов, тогда для вас и прочих племен *карачу определится и выяснится, как обстояло мое дело!».

Когда Алан-Гоа это рассказала и [после того как] по всяким внешним данным ее скромность и целомудренность для них стала установленной, они не стали ей [больше] чинить никаких придирок и беспокоить ее. Они поняли, что слово ее истинно, а речь ее правдива».

Феноменальна готовность родственников Алан-Гоа принять на веру, столь *убедительно выраженное оправдание. Да и как по-другому представить то, что не подлежит двузначному толкованию. Но зато серьезнейшие последствия для разделения на **«чистые» (нирун) и **«нечистые» (дарлекин) племена и роды. *Жемчужина, исключительность, почти божественное представление. Одного шага не хватает, чтобы как Александру Великому, или императору Августу Цезарю отказаться от родного отца, лишь бы провозгласить себя сыном бога. Вдова *Алан-Гоа ссылается на «какого-то рыжеволосого и синеокого человека» - таким, каким и была представлена внешность реального Чингиз-хана. И действительно, разве мог великий воитель, покрывший своей славой мир, быть обычным человеком?
Рашид ад-Дин во многих своих предисловиях дает пространные разъяснения о воле Всевышнего, который порой выдерживает своего избранника долгие годы, прежде чем облечь великими деяниями и великой славой.
Чингиз-хану потребовалось полвека…

ПРЕДКИ (ЧИНГИСХАН)
От Алан-Гоа появилось на свет трое сыновей.
Старший из них **Букун-Катаки, из рода которого происходят все племена катакин.
Имя среднего [ее сына] - **Салджи, который является родоначальником племен *салджиут.
Имя младшего [сына] **Бодончар-каан, который был отборным плодом того древа.
Из его рода появилось множество племен, как потом последует обстоятельное изложение и подробное перечисление их ветвей;
чистый *род [насаб] Чингиз-хана восходит к нему.

… весь *уруг этих трех сыновей определенно называют **нирун, указывая этим [названием] на чистые чресла Алан-Гоа. Эти племена пользуются полнейшим уважением и [выделяются] из среды других племен, словно крупная жемчужина из раковины и плод [лучший] от древа. Все те из монгольских племен, которые не принадлежат к [племенам] *нирун, называют **дарлекин.

...**Бодончар (IX) – третий сын Алан-Гоа Он имел двух сыновей.
Имя старшего **Бука (VIII), а младшего **Буктай.
*Родословное древо Чингиз-хана и [родословные] многих других племен нирун *восходят к Бука.
Он (Бука) имел сына по имени **Дутум-Мэнэн.
У Буктая был сын, имя его **Начин.

**Дутум-Мэнэн (VII) был *седьмым предком Чингиз-хана (дутакун).
Он имел девять сыновей. Когда он скончался, [после него] осталась его жена, по имени Мунулун.
Восемь сыновей погибли по вине племени *джалаир, которых после нападения *хитаев по беспечности самих *джалаиров осталось всего 70 кибиток
[Значение [термина] *курень следующее:
когда множество кибиток располагаются по кругу и образуют кольцо в степи, то их называют *курень.

В ту эпоху *тысячу кибиток, располагавшихся таким образом, считали за *один курень.
Согласно этому [счету], то племя [составляло бы] семьдесят тысяч кибиток *[ханэ].], и спасся лишь девятый **Кайду-хан благодаря своему родственнику *Начину
[Начин спрятал Кайду-хана его под глиняным сосудом с кумысом, чем сохранил ему жизнь].

02.
2.Гуменюк А.П. = Девять поколений рода Чингиз-хана_02_1.jpg
2.Гуменюк А.П. = Девять поколений рода Чингиз-хана_02_1.jpg (72.72 КБ) Просмотров: 1815

Девять поколений рода Чингиз-хана.

**Кайду-хан (VI) был шестым предком [джадд (буути – монг.)] Чингиз-хана.
От него произошли на свет трое сыновей.
Имя первого [сына] **Байсонкур (V), от которого ведут родословную Чингиз-хана,
имя среднего – **Чаракэ-лингум ,
младшего – **Чаоджин.
**Байсонкур – пятый - (будэ-укуу – монг.) предок Чингиз-хана.
**Тумбинэ-каан (IV) *«будуту» (предок в 4-м поколении) – его сын. Тумбинэ-каан имел 9 сыновей – 5 от одной, 4 остальных от другой матери.

Их (сыновей) имена:
1) Джаксу (Яхши),
2) Барим-Шир-Бука-Буджу,
3) Качули
4) Сим-Качиун
5) Бат-Кулки
6) **Кабул-хан, к которому *восходит род [насаб] Чингиз-хана;
7) Удур-Баян
8) Бурулджар-Дуклаин и
9) Хитатай (Джочи-Наку)
**Кабул-хан (III) – третий ([э]линчик) предок Чингиз-хана.

Дети:
1) Укин-Варкак
2) Вторым его [Кабул-хана] сыном был **Бартан-бахадур (II), который был *дедом Чингиз-хана;
3) Кутукту-Мунгур
4) Кадан-бахадур
5) Кутула-каан
6) Тудан-отчигин.

**Есугэй-бахадур (I), сын Бартан-бахадура – отец Чингиз-хана (эчигэ).
Он имел много жен из разных племен.

Старшая из них Оэлун-фуджин из племени *олкунут, от которой Есугэй-бахадур имел четырех сыновей, старший из которых был *Тэмуджин, которому через полвека и дали прозвище *Чингиз-хана.



Как-то мы привыкли к тому, чтобы завоевателей, подвергавших гибели и разорению целые народы, почитать **великими.

Может быть оттого, что они, каждый в частности, сами того не сознавая, выполняли постылую, но столь нужную для того же мира работу, которая должна быть выполнена и нам не понять ее смысла?
Обрели ли воители счастье, покоряя полмира?

С уважением, Александр Гуменюк
26.08.2016 г.
Аватара пользователя
Анатолий
 
Сообщения: 2649
Зарегистрирован: 02 ноя 2009, 02:13
Откуда: Волгодонск город, Ростовской области, Россия.

Гуменюк А.П. - ЗАРЕВО ВО ТЬМЕ ВЕКОВ

Сообщение Анатолий » 04 дек 2016, 16:48

Гуменюк_Александр_Петрович=На_правобережном_городище=30.07.2012_01.jpg
Гуменюк_Александр_Петрович=На_правобережном_городище=30.07.2012_01.jpg (6.51 КБ) Просмотров: 1155


ЗАРЕВО ВО ТЬМЕ ВЕКОВ
(литературный аспект)

В своем романе «Хазары» Александр Байгушев неоднократно обращается к образу хазарского царя (Иши) Иосифа, который ночью восходит на городскую башню и, поднимая руки к небу, обращает свои молитвы к богу Луны. Приведу несколько абзацев из разных страниц. В дальнейшем, следует лишь иметь в виду, что мы имеем дело с литературным произведением, которое все же стремится, насколько это, возможно, соответствовать тому, что к тому времени было известно исторической науке.
«Корабельщики вгляделись и вдруг различили, что на плоской крыше башни странно прыгает и обеими руками тянется к восходящему желтому месяцу человек в белом длинном плаще. Человек прыгал на самом краю крыши и будто хотел схватить руками лунный луч. И вот этого-то прыгающего на башне человека в белом длинном плаще, который, похоже, запросто общался с луной, не вынесли корабельщики: — Не хотим к народу, над которым сидит каббалист! — Не хотим плыть в царство злого дэва! Напрасно монах пытался им объяснить, что прыгающий человек — вовсе не властитель, а всего лишь Иша — Управляющий Богатством хазар и что у этого Иши вера такая. А сам Каган здешний и кочевники молятся Синему Небу и Солнцу. Только Иша у хазар молится Луне. Да еще купцы. От уговоров монаха лишь еще больше перепугались корабельщики».
(выделено мной)

Отсюда видим, что литературный царь Иосиф поклоняется богу Луны, притом что каган и его подданные кочевники тенгрианцы, поклоняются богу неба Тенгре, притом, что в стране проживают частью и христиане и мусульмане. Чтобы не занимать место описанием Нанна бога Луны в шумеро-аккадской мифологии даю сноску для самостоятельного просмотра материала:
http://www.disput.az/index.php?app=foru...id=264868;

Но вот вера «топ-менеджера» каганата, заставляет задуматься. Это не сторонник раввинизма, что, кажется довольно странным. Особенно, учитывая, что на дворе 965 год. Ведь, как нам известно, еще в первой трети IX века, со времен царя Обадии в результате жестокой «гражданской» войны в ранге государственной религии был принят иудаизм, причем в его ортодоксальной раввинистской версии. Тем более не для широких народных масс, а именно для элиты, захватившей власть в государстве; Так почему же царь Иосиф поклоняется богу Луны, а не изреченному богу иудеев? Булан Старший, посланный к Добун Баяну далеко на восток за подмогой против угрозы вторжения князя русов Святослава говорил:
«— Я — Булан-старший. А выбрали меня, потому что я из того же рода Лося — Булана, из которого происходит у нас Иша-везир Иосиф — ненавистный народу Управляющий Богатством при Кагане. Люди сказали: «Это из вашего рода Лосей произошел человек, который сделался сайарифой — менялой, сошелся с торговцами, перекинулся в их веру и теперь, вместо того чтобы думать о доблести Эля и благе всего народа, служит одним торговцам. Вот вы, Лоси, и исправляйте беду, иначе молоко ваших матерей не будет вам впрок...».

Дальше следует, что царь Иосиф происходит из рода Булана (Лося), и что он отошел от того «чтобы думать о доблести Эля и благе всего народа, служит одним торговцам». Происхождение Иши соответствует тому, что мы находим в Ответном письме Иосифа Хасдаю ибн-Шапруту (Еврейско-хазарская переписка). Здесь же указывается, происхождение хазар от Иафета (т.е. что они не семиты); о борьбе за становление каганата с болгарами; о самом предке Иосифа царе Булане, что относится к первой половине VIII в. Обстоятельствам перехода Булана в иудейскую веру предшествовал сон, в котором к царю приходил ангел.

Поскольку эти события уже упоминались, останавливаться на них не будем. Заметив лишь упоминание о проведении уже в то время (около 740 г.) легендарного религиозного диспута и о царе Обадии, потомке Булана, проведшего религиозные реформы, введшем Талмуд и т.д. Здесь же упоминается о том, что род Иосифа происходил от брата Обадии — Ханукки.
«…и — по витой лестнице взлетел на крышу дворцовой башни. Едва успев перевести дух, поднял руки к небу. Изо всех сил потянулся к богу. Не к Кек Тенгри — Синему Небу — богу своих предков по мужской линии из степного, не очень знаменитого, но многочисленного рода Лося. И не к Неизреченному богу — покровителю своих предков по женской линии из колена Израилева. А к сумрачному Айн (Ничто) — самой сущности Вселенной — простер Иосиф, как Мастер Ремесла, свои руки. - Почему же не я, «рыжий Иша»? Ведь так? — последние слова Иосиф даже крикнул, ища подтверждения своим мыслям у своей покровительницы Луны, а она опять криво улыбнулась из-за облаков ему».

Третий абзац являет собой подтверждение первым двум, раскрывая более подробно странности верования царя хазар. Не вдаваясь в причины «языческого вероисповедания» литературного царя Иосифа, вспоминаю нечто другое: верование в бога Луны отца Аврама – Фарры, который переселился около середины XVIII в. до н.э. из города Ура в Харран.

Кому или чему поклонялся царь Иосиф = 03.12.2016_01.png
Кому или чему поклонялся царь Иосиф = 03.12.2016_01.png (271.2 КБ) Просмотров: 1155

Илл. 1 Кому или чему поклонялся царь Иосиф?

Зенон Косидовский в своих «Библейских сказаниях» пишет, что «…согласно библейской традиции, род Фарры эмигрировал из Ура в Харран по религиозным причинам во времена царствования Хаммурапи».
Из трех вариантов дат (между XX и XVII в. до н.э.) примем что-то около 1750 г. Есть основания, пишет дальше Зенон Косидовский предполагать, что род Фарры поклонялся богу луны и приводит в доказательство следующее: «…фраза из Книги Иисуса Навина: «За рекою (Евфратом) жили отцы наши издревле, Фарра, отец Авраама и отец Нахора, и служили иным богам » (глава 24, стих 2). Из библейского текста мы знаем, почему Авраам покинул Харран и отправился в землю Ханаанскую. Причиной эмиграции был его переход к генотеизму, что, согласно Библии, произошло ещё в Уре.

Одна из легенд, записанных на клинописных табличках, найденных в Угарите, рассказывает о борьбе между почитателями луны и солнца и об изгнании почитателей луны. Кроме того, следы культа луны найдены и в Палестине. Ученые предполагают, что имя отца Авраама - Фарра происходит от общего для всех семитических языков слова, обозначающего луну. Британский археолог Дэвид Сторм Райе отправился в 1957 году в южную Турцию и нашел развалины Харрана. Оказалось, что город был расположен на реке Нар-Бали, притоке верхнего Евфрата, примерно в пятистах километрах к северу от Ура. О том, что Харран был центром культа бога луны и что жители его славились своим религиозным фанатизмом, известно из различных древневавилонских текстов».

Не вдаваясь в дальнейшую интерпретацию генезиса древней веры иудеев (Зенон Косидовский пишет о том, что «…что монотеизм Авраама не был монотеизмом в современном понимании, а всего лишь культом племенного бога, именуемого Элохим, а его уход из Харрана нужно рассматривать как бегство основателя нового культа от преследований фанатических поклонников бога луны» - также, как и переселение Фарры из Ура в Харран), вернемся в Х век, чтобы попытаться понять, почему царь Хазарии Иосиф, который по своему статусу должен был вроде бы поклоняться единственному и неизреченному Богу иудеев, веру которых принял каганат, ночами выбирается на верхнюю площадку башни и поклоняется богу Луны, как далекий предок иудеев Фарра.

Во-первых, мы узнаем, что царь Иосиф по своему происхождению не семит, род его идет от царя Булана, т.е. кочевников – древних тюрков. Тюрков, у которых Луна отнюдь не была главным божеством (главные божества древних тюрков - Тангри, Йер-су, Умай), хотя тоже входила в систему тюркского пантеона.

Во вторых, в ответном письме еврейскому сановнику Хасдаю Ибн Шафруту наш царь Иосиф отвечает на вопрос о своем происхождении и о своей вере: «Ты спрашиваешь в своем письме, из какого народа, какого рода и племени мы (происходим). Знай, что мы (происходим) от сынов Иафета, от сынов его сына, Тогармы.
Мы нашли в родословных книгах наших предков, что у Тогармы было десять сыновей, и вот их имена:
первый - Агийор, (затем) Тирас, Авар, Угин, Биз-л, Т-р-на, Хазар, З-нур, Б-л-г-д, Савир[+12].
Мы происходим от сыновей Хазара; это седьмой (из сыновей). … После того прошли поколения, пока не явился у них один царь, которого имя было Булан. …После этих событий воцарился из сыновей его сыновей царь, по имени Обадья. Он был человек праведный и справедливый. Он поправил царство и укрепил веру согласно закону и правилу. Он выстроил дома собрания и дома учения и собрал множество мудрецов израильских, дал им много серебра и золота, и они объяснили ему 24 книги (Священного Писания), Мишну, Талмуд и весь порядок молитв, (принятых у) хаззанов Он боялся Бога и любил закон и заповеди. После него воцарился его сын Езекия, после него его сын Манассия; после него воцарился Ханукка, брат Обадьи, его сын Исаак, его сын Завулон, его сын Манассия, его сын Нисси, его сын Менахем, его сын Вениамин, его сын Аарон и я, Иосиф, сын упомянутого Аарона. Все мы - царь, сын царя. Чужой не может сидеть на престоле наших предков, но (только) сын садится на престол своего отца. Таков наш обычай и обычай наших».

В комментариях к письму (Д. Э. Харитонович, Н. И. Колышкина) указывается, что «Под Тогармой хазарский царь разумеет здесь, очевидно, все те народности, в том числе и хазар, которые дальше в его ответном письме перечисляются, как ведущие свое происхождение от одного из потомков библейского Яфета, Тогармы.

Называя себя царем Тогармы, царь Иосиф, без сомнения, желает выставить свое могущество, подчеркивая этим титулом, что он не только царь хазар, но и прочих народностей, происходящих от Тогармы, так сказать царь всех или почти всех тогармских народов. В позднейшей еврейской литературе термин Тогарма (и сокращенное Тогар, с чем, может быть, стоит в связи имя былинного богатыря Тугарина Змеевича) обозначает обыкновенно Турцию и турок.

Уже Вениамин Тудельский систематически поясняет:
«царь тогармцев, называемых турками», «земля тогармцев, называемых турками». Таким образом, мы и теперь находим подтверждение тому, что царь Иосиф по своему происхождению не семит, но вера его иудейская, причем ортодоксального раввинистского толка.
Но насколько это верование было «чистым»? Михаил Кизилов в «Крымской Иудее» (2011 г.), пишет, что «… иудаизм, религия, требующая чрезвычайной разборчивости в пище, налагает необходимость соблюдения длительных религиозных постов и праздника субботы, во время которых нельзя вести военную деятельность, требует ношения специфических религиозных одеяний, знания иврита, сложнейшей религиозной обрядности, ежедневного посещения синагоги и пр. Религия … чрезвычайно неудобная для полукочевого государства…»

(С.58).
О самом характере верования, принятого лишь правящей верхушкой каганата говорится, что до сих пор идут дискуссии о том, в какой форме оно было принято – в «облегченной примитизированной форме, основанной только на Пятикнижии или со всей сложностью талмудических предписаний»?

*Кроме того, есть версия того, что хазары приняли «неталмудический иудаизм караимского образца"
(С.71).
Это последнее обращает на себя внимание, ибо в романе Александра Байгушева есть эпизод, указывающий на верование Вениамина *караимского толка, да и в самом повествовании появляются упоминания о караимах
(«Купцы вокруг Гера Фанхаса и заморские гости наперебой восславляли Фанхасову щедрость. Кто-то, правда, заикнулся, что, мол, Гер Фанхас выкупил караима — еретика, что, может, не надо было караима выкупать.
Однако Гер Фанхас обрезал: «Надо! Он теперь у меня в долгу!.. Караимы теперь у меня в долгу. Я их вождя спас»).

И о Вениамине: «Еще в молодости Вениамин уже страдал за веру. За четверть века перед нынешним случаем здесь же, в кенасе, на собрании общины он держал ответ за то, что отказался под новый толк подстроиться. Было ведь как. Жрецы Неизреченного бога, получив поддержку от нового потока беженцев-талмудистов, людей преимущественно богатых, открывавших в городе каждый свое торговое дело, тогда решили не пускать в Белый храм караимов (сторонников толка Анана) и стали провозглашать, что караимское учение о равных пророках Моисее, Христе и Магомете, отправлявшихся единым богом к разным равным народам, — ересь; что все караимы не достойны оставаться среди иудеев. Жрецы вызвали караимов на собрание общины, чтобы поспорить с ними по богословским вопросам перед всеми, но говорить никому из вызванных, защищать учение Анана, не дали, а просто их избили. Тогда, двадцать пять или больше лет тому назад, был Вениамин еще достаточно крепок и быстро оправился от побоев, которыми ему хотели доказать, что он принадлежит к избранному богом племени. Караимы, как их ни били, не отреклись от Анана, и Вениамин оказал тогда пример стойкости в убеждениях».

М. Кизилов же пишет, что «…гипотеза о том, что иудаизм в Хазарии мог носить караимский характер, основана на нескольких сфальцифицированных в XIX документах и на бездоказательных эмоциях авторов. …Хазары принимают иудаизм в конце VIII – начале IX вв. К этому моменту караимского движения как таково попросту не существовало. … сам термин «караимы» появляется только в первой половине IX в., а в одно монолитное движение протокараимские группы сольются в X-XI вв.». Таким образом, заключает автор, ко времени принятия иудаизма Хазарией «талмудический иудаизм был единственной общепринятой формой иудаизма"
(С.73)
Но как бы там ни было, это обстоятельство все же мало приближает нас к вопросу, почему литературный царь Иосиф взбирался на башню и вздымал руки к Луне, подобно праотцу иудеев Фарре. Притом что реальный его двойник не соотносился с ним ни верой, ни происхождением. Может быть, что я не знаю чего-то из того, что было известно писателю, когда он создавал свой образ; я лишь обращаю внимание на малопонятный для меня эпизод романа.
Это, на мой взгляд, небезынтересно…

С уважением, Александр Гуменюк,
03 декабря 2016 г.
Аватара пользователя
Анатолий
 
Сообщения: 2649
Зарегистрирован: 02 ноя 2009, 02:13
Откуда: Волгодонск город, Ростовской области, Россия.

Гуменюк А.П. - ОТКЛОНЕНИЕ ВЕРТИКАЛИ

Сообщение Анатолий » 19 дек 2016, 14:45

Гуменюк_Александр_Петрович=На_правобережном_городище=30.07.2012_01.jpg
Гуменюк_Александр_Петрович=На_правобережном_городище=30.07.2012_01.jpg (6.51 КБ) Просмотров: 570

ОТКЛОНЕНИЕ ВЕРТИКАЛИ
(записки об английской и французской революции)

АНГЛИЯ 1625-1649 гг.
Просто удивительно. Король Англии, казалось бы, суверен, высшее лицо в государстве, вынужден был добиваться у им же созванного, парламента согласия для достижения столь необходимой цели, как сбор средств ведения войны с другими государствами. Оказалось, что сам король, без народных представителей, не мог заниматься получением субсидий у собственного народа. Ему нужно было, чтобы народ через своих представителей, предоставил такую возможность. Только для этой цели и нужен был парламент.
Карл I вступил на престол 27 марта 1625 года и уже 2 апреля собрал Первый парламент.
Благодушие и непонимание таящейся опасности для отношений между королем и парламентом выразил сэр Бэнджамин Рудьерд, предположив положительную тенденцию этих отношений. Но парламент жаждал не статуса королевского данника, а стремился, к что ни на есть государственной деятельности,
(точно так же как впоследствии и Генеральные Штаты во Франции 1789 г.)
– он занялся накопившимися проблемами страны и государства,
а именно:

1. Внешние и внутренние дела страны, переговоры, союзы;
2. Употребление прошлых и будущих налогов;
3. Состояние религии;
4. Усмирение сторонников папы;
5. Жалобы на королевский флот, ненадлежащую защиту морской торговли;
6. Жалоба на доктора Монтега, королевского духовника, приверженца римской церкви.

Короля это оскорбило.
Ему такой парламент не нужен.
Ему нужен послушный парламент дело, которого только «санкционировать» желание монарха в глазах народа, чем народ будет, побуждаем к самоотречению от средств к существованию.
Недовольство короля проявилось в выступлении сторонника короля Эдуарда Кларка, предъявившего претензии парламенту. На это оперативно отреагировал сэр Роберт Коттон, применяя иносказательный язык, сдобренный порядочной порцией сарказма. В его выступлении ненавязчиво указывалось на бывшие вольности парламента в царствование других королей, а именно:

1. Удаление ненавистных парламенту советников короля;
2. Вмешательство в выборы высших чиновников королем;
3. Присяга избранных королем чиновников перед парламентом с регламентацией их деятельности;
4. Все действия короля согласовывать с парламентом и ничего не делать без его приговора.

С ложной скромностью указывалось, что ничего этого парламент не требует, но все же побуждает короля к благоразумию. Нечего и говорить о том, что парламентские амбиции перехлестывали через край.
В связи с чем, Первый парламент был распущен королем уже 12 августа, просуществовав 4 месяца и 10 дней.

Корабли государственности, как мы теперь говорим – ветви власти, - король и парламент, разошлись на уровне нейтральном без угроз и при внешне сохраненном чувстве собственного достоинства и уважения противной стороны. Король заявил, что сможет править и один.
Его тайный совет направил в графства приказ о сборе требуемой королю суммы в виде займа, как фигового листка королевских поборов. Это мероприятие с треском провалилось, и король вынужден был вновь наступать на те же грабли, - созывать Второй парламент.

Это произошло 6 февраля 1626 года.
Созыв был сопряжен с превентивными мерами короля по отношению к парламенту. Королем была предпринята попытка, обезглавить парламент, таким образом, чтобы не допустить в него по различным поводам возмутителей королевского спокойствия. Это были граф Бристоль
(враг герцога Букингемского),
а также Эдуарда Кока, Роберта Филипса, Томаса Уэнворта, Френсиза Сеймура, Грей Пальмера, Вильяма Флитвуда и Эдуарда Алдьфорда, которые были с этой же целью «избраны» шерифами в своих графствах.

Первое, что сделал второй парламент, это противоположное тому, чего хотел король.
Вместо нужного согласия на введение королевского сбора, парламент предъявил обвинение герцогу Буккингемскому, любимцу короля!
Это случилось 21 февраля.
Король и его сторонники просчитались. К тому же граф Бристоль подал жалобу на не приглашение его в парламент. Герцог Буккингемский не был уличен официально ни в каких преступлениях. Палата требовала предать его суду на основании общественного мнения. Король отверг эти поползновения парламента и засадил двоих членов парламентской комиссии в Тауэр: Додлея Дигтза и Джона Элиота. Правда, вынужден был впоследствии выпустить.
Таким образом, и эта попытка короля оседлать народных представителей ни к чему не привела.
15 июня 1626 года, Второй парламент был королем распущен.
Он просуществовал 4 месяца 9 дней.
Поразительное совпадение по срокам. Столько времени длилось терпение короля в первом и втором случае.

Устранив парламент, Карл I так и не решил проблему сбора средств для ведения войны с Испанией и Австрией.
Снова назначен был общий займ. Но, как и прежде это не привело к желаемым результатам. Кроме того, авантюра герцога Буккингемского при попытке снять осаду Ла-Рошели во Франции потерпела неудачу. Тогда была предпринята попытка «пролезть» в будущий парламент с другой стороны. Пригласили в Королевский совет уже известного нам сэра Роберта Коттона, и тот умеренно предложил герцогу Буккингэмскому сделать предложение о созыве нового парламента.

Третий парламент был созван 17 марта 1628 года.
Столь безуспешные попытки короля могли бы выглядеть странно, но они свидетельствовали о полной неспособности самодержавия, управлять страной без представительной власти. Сложилась странная ситуация: король, не унижая своего достоинства, должен был выклянчивать у своего народа средства на ведение войны. А парламент уже набирал политическую силу. Из его представителей можно назвать Эдуарда Кока из магистрата, сэра Томаса Уэнворта, Даниэля Голлиза, юрисконсульта Пима.

Третий парламент приказал долго жить 10 марта 1629 года.
Первоначальная эйфория по поводу мнимого согласия короля с парламентом (4 апреля 1628 г.) была омрачена выступлением сэра Джона Эллиота. Он столь неоднозначно отреагировал на информацию Государственного секретаря Кука, который сообщил нижней палате об откровении герцога Буккингемского. Сторонник короля связывал свою особу с прорывом в достижении договоренности с парламентом.

Нужно сказать, что верхняя палата – палата пэров, служила как всегда демпфером между королем и нижней палатой и вела соглашательскую политику.
Король затаил свои чувства. Интересно, что, несмотря на то, что нижней палате удалось вырвать обещание у короля на принятие Великой Хартии вольности – нового документа о правах английского народа, такое послабление было сделано королем в условиях необходимости, чтобы получить у парламента подтверждение закона о праве взимания таможенных пошлин, хлипкое здание согласия было разрушено.

Этому способствовало убийство герцога Буккингемского Фельтоном, как реакция короля на неуступчивость парламента – 26 июня 1628 года он отстрочил заседание парламента.
Карл I стал в позу и принял непопулярные меры, переманил на свою сторону Томаса Уэнворта, сделав его бароном и членом Государственного совета. Когда не стало одиозного Буккингема, Карл получил новых советников, заручился их поддержкой и 20 января 1629 года открыл заседания третьего парламента.

2 марта состоялось последнее заседание нижней палаты.
Она приняла беспрецедентное решение отказать королю в подтверждении закона о праве взимания таможенных пошлин, и, больше того, декларировала, что любое взимание будет незаконно, также со стороны тех, кто будет исполнять этот закон. Интересно, что спикер палаты Джон Эллиот во время этого заседания взмолился, и хотел покинуть заседание, так как имел приказ короля на противоположное действие. Не выпустили из зала и экзекутора (права палаты на принятие решения были легитимны в присутствии этого представителя короля). Когда же солдаты по приказу короля взломали дверь в зал заседаний, он был уже пуст. Палата сделала свое дело. Она под занавес не подчинилась королю, приняв ему в пику, враждебный законодательный акт.

01.
Гуменюк А.П. = ОТКЛОНЕНИЕ ВЕРТИКАЛИ = 16.12.2016_01.png
Гуменюк А.П. = ОТКЛОНЕНИЕ ВЕРТИКАЛИ = 16.12.2016_01.png (92.76 КБ) Просмотров: 570

Карл Стюарт I король Франции (1625-1648 гг. правления)
После пленения и предания суду все попытки короля найти выход из положения, потерпели неудачу. Монарх, таким образом, распрощался с королевством и жизнью, сойдя на плаху 30 января 1648 года. Тяжело читать о положении короля, подвергшегося судебному процессу парламента, в котором заседали его бывшие подданные, которые, по сути, не предоставили ему возможности оправдания. Такая превратность судьбы вызывает сочувствие даже не как королю, а как человеку. Нет ничего беспощадней гражданского противостояния.
По Франсуа Гизо
(«История английской революции» С.204)
привожу часть судебного диалога:
«Король. - Я отвергаю это. Покажите мне пример.
Брадшоу встал с гневом.
Брадшоу. - Сэр, мы собрались здесь не для того, чтобы отвечать на ваши вопросы: отвечайте на то, в чем вас обвиняют: виноват, или не виноват.
Король. - Вы еще не выслушали моих резонов.
Брадшоу. - Сэр, вы не можете представлять никаких резонов против высшего из всех судилищ. Король. - Покажите же мне судебную власть, где не слушают резонов.
Брадшоу. - Сэр, мы показываем ее вам здесь; это английская нижняя палата. Сарджент! Уведите арестанта.
Король быстро обернулся к народу: "Помните, - сказал он ему, - что король Англии осужден, что ему не позволяют изложить своих резонов в пользу свободы народа".
Раздался почти общий крик: 'Боже, храни короля!»


Далее Гизо (С.218-219) дает описание самой казни:
«…он (король) надел шелковую шапочку на голову и сказал, обращаясь к палачу: Не мешают ли волосы?» - «Прошу ваше величество подобрать их под шапочку», - отвечал палач с поклоном. Король подобрал их с помощью епископа. «На моей стороне, - сказал он, занимаясь этим, - правое дело и милосердный Бог». «Да, государь, - отвечал Джаксон, - вам остается сделать один шаг, он труден и тягостен, но не долог, а между тем вы делаете этим шагом великий переход: он перенесет вас с земли на небо». «Я перейду от тленного венца к нетленному, - отвечал король, - там мне не нужно опасаться никаких треволнений, никаких». Потом, обращаясь к палачу, он спросил его: «Хорошо ли подобраны волосы?» Он снял плащ и крест святого Георгия, передал его епископу, прибавив: «Помните», - снял верхнее платье, надел снова плащ и, посмотрев на плаху, сказал палачу: «Поставьте ее потверже». «Она стоит твердо», - отвечал тот. Я прочитаю небольшую молитву и когда протяну руки, тогда...». Он начал молиться, прошептал про себя несколько слов, поднял глаза к небу, стал на колени, положил голову на плаху: палач дотронулся до его волос, чтобы подобрать их побольше под шапочку. Король подумал, что он хочет нанести удар. «Дожидайтесь знака», - сказал он. «Я буду ждать сколько будет угодно вашему величеству». Через минуту король протянул руки; палач ударил - голова пала с первого удара. «Вот голова государственного изменника!» - сказал палач, показывая ее народу. Глубокий и глухой стон пронесся вокруг Уайтгалля; многие бросились к подножию эшафота, чтобы омочить платки в крови короля. Два отряда конницы, подвигаясь в противоположные стороны, медленно разгоняли толпу. Когда никого не осталось около эшафота, подняли тело и положили в гроб. Кромвель захотел видеть его, пристально посмотрел на него и, приподняв руками голову, как бы для того, чтобы увериться, действительно ли она отделена от туловища, сказал: «Хорошо сложено было это тело: оно обещало долгую жизнь».

Король перед уходом в вечность сказал «Помните…» и Гизо делает пометку, что «до сих пор неизвестно, что хотел напомнить король этим словом». Так же как и наш царь Петр, поднявши руку, проговорил «Отдайте всё…».

Ему на смену пришел диктатор Кромвель. Причиной политических изменений времен Карла I была, конечно, тенденция последующего капиталистического развития страны, большей экономической свободы для производителей, необходимость перераспределения капиталов и первоначального его накопления, как всегда, путем грабежа и произвола.

Конкретно все это выразилось в противостоянии короля и парламента. Поскольку король – символ могущества феодального строя и абсолютизма, он мешает развитию буржуазных отношений, а потому должен сойти со сцены, как действующее политическое лицо, вместе с самим феодальным строем, чем покончить с самодержавием и учредить либо республику, либо конституционную монархию.

Итак, сцены Гизо – борьба государства в лице короля с обществом в лице парламента. Общество организовывает государство, государство служит обществу, т.е. народу. Но король требует денег, для того чтобы исполнять свои функции правительства, то для войны, то еще, черт знает для чего…

Складывается такое впечатление, что король нуждался в парламенте только для того, чтобы получить нужные ему субсидии. Он несколько раз вытаскивал на свет божий опасную игрушку – парламент, и затем снова забрасывал в дальний угол, как только парламент отказывался подчиняться. Король парламенту говорит о необходимости субсидий, а парламент ему, твердит об участии его в делах управления государством, жалобы народа и т.п.

ФРАНЦИЯ 1774-1815 гг.
При всем пафосе революции и сублимации ее вождей я бы принял на веру откровение Жака Пьера Бриссо (1754-1793) «Тщеславие было первым движителем моей натуры, желание разбогатеть – вторым».
Что касается благ для народа, то до сих пор, простой народ, чернь «вкушает» эти блага и будет вкушать до скончания веков.

Бабки-повитухи французской революции Вольтер и Жан Жак Руссо не дожили с десяток лет до того дня, чтобы увидеть свое духовное детище – воплощение лозунга «права народа-суверена» на свержение своего тирана. Этой идеологической конструкцией воспользовалась молодая французская буржуазия, и задействовав наивный народ, в качестве молота против абсолютизма. Пресловутое уравнение в правах всех людей, граждан государства нужно было лишь для того, чтобы вырвать их из феодального рабства и ввергнуть в рабство наемного труда.

Впрочем, народ «освободили» от того, чего у него никогда и не было – от собственности на основные средства производства. Собственность феодальная трансформировалась в собственность буржуазную, народ же остался ни с чем. Все это повторяется с завидной регулярностью в 1861-64 г.г. при нашем царе-освободителе, в 1917-21 г.г. при большевиках и в 1991-93 г.г. при демократах – собственность с завидной регулярностью счастливо избегает попадания в руки трудового народа.

Франция 1788 г. 28 млн. чел. 500 тыс. – духовенство и дворянство (первое и второе сословие) – 33% всех земель;
армия 175 полков (200 тыс. солдат).
Третье сословие – народ разнородный по имущественному положению от миллионеров-торговцев до нищего.
К середине XVIII века национальный долг Франции (шла война с Англией) достиг 4,5 млд. ливров
(только 3 млд. ушли на поддержку независимости США).
Народ Франции стонал от налогов, от которых были освобождены привилегированные сословия.

Королю посоветовали «расшевелить» своих богачей. Для этого нужно было созвать нотаблей. Собравшись в феврале 1787 г. в Версале «благородные» отказались раскошелиться, сославшись формально на неправомочность. Проблему должны были решить Генеральные Штаты, не собиравшиеся 174 года (1614)!
В августе 1788 года король стало известно о решении короля собрать Генеральные штаты в мае 1789 года.

Здесь мне живо представилась картина 1625 года в Англии, когда Карл I Стюарт стал перед похожей проблемой созвать свой парламент
(чтобы освятить парламентом поборы с собственного народа).
Это решение, в конце концов, (правда уже, Долгий парламент) в январе 1648 года привело его на плаху.
Французского короля Людовика XIV ожидало, то же самое, но гораздо позже – в январе 1793 года.
Поэтому я призываю:
уважаемые господа короли (хотя вас уже почти не осталось), не созывайте, ради бога, свои парламенты!

5 мая 1789 года Генеральные штаты открылись во дворце Малых забав.
Выступили король и либеральный министр Неккар. От Штатов требовалось одно, не противиться и санкционировать новые налоги и займы. Но депутаты повторили путь своих английских коллег. Прежде всего, они поломали через колено саму систему Штатов: они приступили к выравниванию полномочий депутатов всех трех сословий. Здесь как нельзя, кстати, пришелся аббат Сьейес, в дальнейшем граф и высший чиновник Наполеона, разбогатевший на революции. К идее присоединился герцог Орлеанский и иже с ним, а 17 июня было провозглашено Национальное собрание.

20 июня король распорядился не пускать депутатов в зал Малых забав, и непокорные депутаты перешли в Зал для игры в мяч.
Там они дали клятву не выходить, пока не выработают Конституцию. Да и будущий император Бонапарт несколько позже сумел справиться со своей задачей с помощью суровых кирасир. А вот королю в силу обстоятельств это сделать не удалось, в результате чего превратился в простого гражданина Капета. Позже Ж.Л. Давид увековечил на картине клятвенную идиллию французского революционного парламента «Клятва в Зале для игры в мяч». По тем временам имело почти мистический смысл, наряду с работами на Марсовом поле.

Но каков был пафос революции и степень патриотизма!
Дантон Жорж Жак на предложение избежать гильотины и бежать из страны воскликнул:
«Разве можно унести Родину на подошвах своих башмаков?»

Занимательно, что деятели революции оказались перед необходимостью пересмотра религиозных символов (Верховное Существо), календаря и пр. Безумная попытка создать совершенно новый мир. Декларируемой социальной идиллии, равенства, братства и пр. И в реальности – прежний, старый мир, разделенный на тех же богачей и тех же бедняков, но – с подкрашенным фасадом; мир, который был поставлен только что свершившейся революцией на новые рельсы производственных потребностей.

Теперь общество избирало себе новую форму, соответствующую новым условиям жизни. Именно в этом, и ни в чем другом и состоит смысл революции. Ради этого было положено столько жизней: почти все деятели французской революции родились в 50-х годах и полегли на рубеже 1793-94 г.г. Во взаимной борьбе сгинуло три волны революционеров.

Вряд ли мне удастся пробежать историю революции Франции 1793 года, чтобы не держать в уме события XVII века в Англии. Это просто удивительно (чисто номинативно, подоплека – понятна) нации казнили своих королей, чтобы обрести взамен сначала Кромвеля в Англии и Наполеона во Франции, а потом, как ни в чем не бывало, в силу объективной необходимости вновь вернуться к роялизму. Как бы то ни было, таким образом, феодальный строй сменили на буржуазный. Была провозглашена свобода, равенство и братство; в высшую степень вознесена добродетель патриотизма. Кто виноват, что народ столь наивен, что его так легко обмануть? Его одурачили идейные борцы, стремившиеся лишь к одному – собственному обогащению. В конце концов, революция – общественная необходимость – преобразования такого рода, что избежать их невозможно. Точно так же мы ночью ворочаемся с боку на бок в постели, чего «требуют» уставшие от одного положения внутренние органы.

Никакие заклинания и призывы к преимуществам эволюционного пути развития не возымеют действия, ибо сильны еще путы старых привилегий, интересы прежних господ не дадут возможности отречься от своего благополучия добровольно. Если бы пришедший к власти класс задумывался о том не столь далеком будущем, которое его в очередной раз низвергнет, а причина всегда одна – непомерные льготы и злоупотребления, деградация и как следствие – неспособность управлять собственным народом, он мог бы продлить свою агонию умеренностью и политическим благоразумием.

Франсуа Менье в книге «История Французской революции с 1789 по 1814 гг.» пишет следующее:
«Когда какая-нибудь реформа сделалась необходимой и момент выполнения ее наступил, то ничто уже не может помешать ей и все ей способствует. Счастливы были бы люди, если бы они умели этому подчиниться, если бы одни уступали то, что у них есть лишнего, а другие не требовали бы того, чего им не хватает; тогда революции происходили бы мирным путем, и историкам не приходилось бы упоминать ни об излишествах, ни о бедствиях; им бы только пришлось отмечать, что человечество стало более мудрым. Но до сих пор летописи народов не дают нам ни одного примера подобного благоразумия: одна сторона постоянно отказывается от принесения жертв, а другая их требует, и благо, как и зло, вводится при помощи насилий и захвата. Не было еще до сих пор другого властелина, кроме силы».

Но ведь всегда революция подготавливается теми силами общества, которые заинтересованы в будущих изменениях; которые не только в состоянии определиться с тем, что им нужно, но и придать реформам и преобразованиям должный импульс и жизненную силу. Таким качеством может обладать лишь класс собственников, который уже достиг реальной зрелости, но который нуждается в фактическом и юридическом закреплении новых отношений. Поскольку их предшественники не желают добровольно лишаться своих привилегий, вынужденно применяется революционное насилие. В старые мехи вливается новое вино. Как бы не изменялись режимы и какие бы не осуществлялись революционные преобразования – извечная система «господа – рабы, правители - народ» оставалась и остается неизменной общественной тенденцией, почти законом жизни общества.
Остается лишь повторить за великим Гегелем:
«Все действительное разумно, все разумное – действительно…».
Действующей силой же всегда выступает народ – больше некому…
Да и в конечном итоге – ему самому во благо…

И Карл I Стюарт в Англии и Людовик XVI во Франции, как и Николай II в России были принесены в жертву каждый своей революции (говорят, не так страшна сама смена власти, как следующее за ней гражданское противостояние), с ними следом туда же была отправлена масса народу. Множество умнейших голов пали под ударом ножа гильотины. Стоит прочесть, в каких смертных грехах против свободы и патриотизма упрекали вожди Франции своих сподвижников и коллег, какой смертельной была схватка между политическими фигурами Конвента, пока 10 термидора не был обезглавлена самая страшная из них – Максимилиана Робеспьера.
На сем можно считать Великую Французскую революцию 1789-94 гг., в своей первой фазе завершённой.
С этого момента, буржуазия открыла забрало и предала забвению весь революционный хлам, который был вытащен из сумки идейных вдохновителей революции – мыслителей эпохи Вольтера и Руссо для обмана собственной нации. Правда, сюда можно еще добавить злого гения Франции Наполеона, духом воителя «разогнавшего спесь нации», оставившей свои армии в заснеженных лесах России. И, не забыть незабвенного министра полиции Жозефа Фуше, отобравшего ключи от помещения мятежного Клуба, и окончательно похоронившего ностальгию по революционному прошлому.
Аминь!
На самом деле – восстание и бунт – еще не есть революция.
Революция – есть именно преобразования, причем не в одной как-либо области государства, общества, а повсеместно во всем; преобразования кардинальные, при которых те, кто ратует за новые свершения, прибегают к насилию, по той причине, что они затрагивают коренные интересы прежних владельцев собственности. Революция коренным образом меняет порядок вещей в обществе, низвергая старые, утратившие свое значение отношения и вводя новые, те, которыми было уже давно беременно старое общество. Стоит ли говорить о том, что меняются представления, законы и пр. – все то, что отжило и тормозит новую жизнь. О том, что отменяются льготы и привилегии для прежних господ, притом, что в одночасье создается иллюзия, что вот-де народ вздохнет, наконец, от непосильного бремени, заживет новой жизнью.

Стоит видеть как старые законы, которые обеспечивались силой бывшего государственного принуждения, превращаются в бессильные нормы, а революционное насилие и беззаконие на ходу обретает юридическую силу. Недавние возмутители спокойствия становятся новыми суверенами и законодателями. И нельзя отказать в проницательности Марксу, который в «18 брюмера Луи Бонапарта…» приводя мысль Гегеля, что история повторяется дважды, прибавил, что второй раз - в виде фарса…

Как обветшалые ценности прошлого служат новыми фетишами в борьбе за новый порядок. Герб, флаг, гимн, идеи прошлого. Все то, что было предано забвению и не пробилось сквозь пору прошлого революционного подъема, стало востребованным в новом времени. Не избежала этого и буржуазная революция 90-х годов ХХ века в России. Причем все эти «новшества» шиты белыми нитками, но молчаливо принимаются, никто не пытается прослыть возмутителем гражданского спокойствия в надежде, что когда-то все это можно будет предать обсуждению. Увы, в частой смене революционных эпох бездна истории поглощает все недосказанности и возмущения.

02.
Гуменюк А.П. = ОТКЛОНЕНИЕ ВЕРТИКАЛИ = 16.12.2016_02.png
Гуменюк А.П. = ОТКЛОНЕНИЕ ВЕРТИКАЛИ = 16.12.2016_02.png (147.11 КБ) Просмотров: 570

14 июля 1789 г. Взятие Бастилии.
Революционная ситуация определяется точно также, как если бы нормальный человек вдруг вышел на улицу с высокой температурой.
Страну как бы охватывает лихорадка. Обычное адекватное поведение, установившиеся нормы в обществе больше не действуют; прежние нормы права атрофируются, и никто более не защищен от произвола; в обществе постоянно генерируются сумасбродные с точки зрения нравственности и прежнего правопорядка идеи, которые захлестывают и обнажают противоречия, когда действует уже не рассудок и здравый смысл, а феномен толпы.
Когда по образному выражению не собака крутит хвостом, а хвост собакой.

Вот как Мэхен Адфред в книге
(«Влияние морской силы на французскую революцию и империю»)
описывает события мятежа в революционном Тулоне (1789 г.):
«Городские власти по обыкновению не вмешивались в дело сколько-нибудь серьезно. Часть их же собственных войск, национальная гвардия, была в первых рядах мятежников. Вскоре после описанного события от де Риона потребовали выдачи другого офицера. Он опять отказал и запретил последнему следовать примеру товарища, т. е. сдаваться. «Если вам нужна другая жертва, – сказал он, выйдя вперед, – то возьмите меня; но если вы хотите одного из моих офицеров, то вам придется сперва перешагнуть через меня». Мужество его возбудило только раздражение. Мятежники бросились на него, вырвали из рук саблю и самого его потащили из дому среди криков и глумления черни. Национальная гвардия разделилась на две партии – одна желала убить его, другая спасти. И этого доблестного старого моряка, сподвижника де Грасса и Сюффреня, тащили по улицам среди криков «Повесьте его!», «Отрубите ему голову!», кололи его при этом штыками, били прикладами, даже давали позорные пинки ногами и затем бросили в общую тюрьму».

Да, конечно, Франции досталась в наследство «Марсельеза», как государственный гимн, триколор и приверженность буржуазным свободам, а, значит, и буржуазной демократии. Кодекс Наполеона, как и Римское право также приплюсуем к наследию веков.
Но,… ни братства, ни свободы, ни имущественного, социального, ни какого-либо другого равенства, как не было, так и нет. И не только во Франции, но и во всем мире. Вот и представляется, что для народа любая революция или бунт – прежде всего акт отчаяния, который приводит к еще большему закабалению. Ничего не помогло, ни забвение старого календаря, ни обращение на «ты», ни декрет «против подозрительных», ни празднование «верховного существа» - этой ерзацрелигии для народа господина Робеспьера, ни кровавой мясорубки и торжества гильотины. Все пошло прахом и осталось в анналах истории неуклюжей попыткой переделать под себя старый мир или выдумать нечто новое, неудобоваримое и несуразное.

Длинная и неконкретная речь 26 июля 1794 года уставшего от резни диктатора Робеспьера, пославшего немало своих сподвижников на смерть, лишь нагнала страху на заговорщиков, заставила их сплотиться и на следующий день нанести ему смертельный удар.
Вместо Сен-Жюста выступили Тальен, Вадье и Бийо-Варенн. Уже 28 июля сам Робеспьер и его сподвижники, в т.ч. Сен-Жюст, были казнены.
Революция дала резкий крен вправо. Ее не спас и Гракх Бабёф, эпоха якобинцев и санкюлотов шагнула в небытие.
5 октября 1795 года генерал Наполеон Бонапарт развернул свои пушки на мостовых Парижа, чтобы остудить картечью горячие головы.
А 9 ноября 1799 года Наполеоном был разогнан установившийся под эгидой Директории двух палатный парламент (18 брюмера VIII года Республики) И Республика, пролившая столько крови, родила Империю и Императора, как в насмешку над собственной революционной идеей.

03.
Гуменюк А.П. = ОТКЛОНЕНИЕ ВЕРТИКАЛИ = 16.12.2016_03.png
Гуменюк А.П. = ОТКЛОНЕНИЕ ВЕРТИКАЛИ = 16.12.2016_03.png (200.33 КБ) Просмотров: 570

Людовик XVI (1774-1793 гг. правления)
Судьба короля Франции не менее трагична, чем английского. Я выше привел упоминание о втором, теперь о первом – Франсуа Менье в своей «Истории…» пишет об этом событии:
«…когда Мальзерб, весь в слезах, пришел возвестить Людовику смертный приговор, он нашел его в темной комнате, сидевшего в глубокой задумчивости, облокотясь локтями на стол и закрыв лицо руками. При шуме шагов Мальзерба Людовик поднялся со своего места и сказал: «Целых два часа я был занят тем, что старался припомнить, заслужил ли я за все время моего царствования хотя бы малейший упрек от своих подданных. И что же, клянусь вам, господин Мальзерб, клянусь от всего сердца, как человек, который в самом непродолжительном времени предстанет перед Всевышним. Я постоянно желал для моего народа счастья, и никогда у меня не являлось никакого желания или намерения, противных его благу – Мальзерб постарался уверить короля, что отсрочка казни не будет отвергнута, но Людовик этому не поверил…».

Как мы знаем, ни отсрочки, ни самого чуда спасения не произошло: Менье далее продолжает:
«…Париж был угрюм. У граждан, присутствовавших на этой прискорбной казни, не видно было ни одобрения ее, ни сожаления к королю; все были молчаливы. Приехав к месту казни, Людовик вышел из кареты. Он твердыми шагами взошел по ступеням на эшафот, принял коленопреклоненный последние благословения от священника, который, как говорят, сказал ему: «Сын святого Людовика, иди на небо!». Затем, хотя и с видимым отвращением, он позволил связать себе руки и, живо обернувшись к левой стороне эшафота, сказал: «Я умираю невинный, но я прощаю моим врагам, а ты, несчастный народ…»― Тут был дан сигнал, начать барабанный бой, и он покрыл голос короля. Три палача его схватили, и в 10 часов 10 минут он перестал жить».

Как видим, и тут король не договорил или – не дали договорить. Нечто важное, уже обращенное в вечность.
Это произошло 21 января 1793 года.
А.З. Манфред пишет сочувственно о Робеспьере.
После «Фуше» Цвейга, изучения дополнительных материалов, стольких смертей ближайших друзей и соратников по борьбе, которых «Неподкупный», отправил на эшафот, говорить о сочувствии к нему, язык не поворачивается.
Манфред оправдывает и террор якобинского клуба 1793-94 года, аргументируя тем, что начали первыми враги революции. И называет убийство Марата Шарлоттой Корде, убийство палача Лиона Шалье и пр. Но Шалье отправил на тот свет своих соотечественников, столько, что убийство этого упыря, должно было быть благодеянием, избавлением нации. Вместе с Фуше он столь поглумился над беззащитным городом Лионом, что читать об этом страшно.
Решением Конвента город должен был быть стерт с лица земли!
Безбожные акции этих, с позволения сказать комиссаров правительства, вводят в ступор нормального человека. Расстрелы из пушек юношей за городом, как это описывает Цвейг, приводит в содрогание. А от зверств революционеров в Вандее и Бретани кровь холодеет в жилах. Чем оправдать жестокость революционной власти? Мне скажут и, вовсе резонно, что обе стороны применяли террор. На то и война, тем более война гражданская. И все же, это революционное родство, параллель между Францией 1793 года и Россией 1917 достаточно очевидны.

Что касается Марата, то, если бы его не убила рука, направляемая буржуа, это бы с успехом мог сделать тот же Робеспьер, несколько позже.
Как в нашей советской истории: если бы некоторые из героев гражданской войны не погибли при известных обстоятельствах, в 37-м году их бы перемолола сталинская мясорубка. Террор, устроенный Робеспьером генетически родственен террору большевиков. Вспомним известное ленинское выражение: всякая революция чего-то стоит, если она умеет защищаться. После убийства Урицкого, этот процесс, уже, не останавливаясь, лишь наращивал обороты. А вот и в 1991 и в 1993-м новая демократическая власть России проявила неожиданную милость к «мятежникам». Политической смерти оказалось достаточно. Этому важному, с той точки зрения события, что не дано было раскрутиться маховику репрессий, как то не придали значения. Опыт прошлого порой оставляет надежды на будущее, хотя таков сам по себе революционный сценарий, протекание его все же сообразуется с конкретными историческими обстоятельствами и особенностями как страны, так и времени.

Робеспьер только под конец почувствовал бесполезность и бессмысленность своей жестокости в устранении политических противников. Он пребывал как в оцепенении, летаргическом сне, словно сомнамбула бродя со своей собакой по ночному Парижу. Дико было казнить таких соратников как Демулен, Дантон, Шоммет, Эбер. Убирая противников слева, диктатор усиливал правых и рубил сук, на котором сам сидел. Послав на гильотину Эбера, тем самым он сам подписал себе приговор. Мерлен утверждает, что Робеспьером двигало не что иное, как зависть. Наивно было бы верить политическим заверениям о приверженности свободе, равенстве, братстве, к которой постоянно прибегали деятели революции. Политику язык дан для того, чтобы скрывать свои мысли. Кажется, нечто подобное сказал однажды Талейран с той лишь разницей, что говорил он о дипломатах.

Манфред говорит, что причина поражения Робеспьера и вообще якобинцев в том, что после расчистки революцией социального пространства, которое раньше занимали король и аристократия, эту нишу заполнила буржуазия мелкая, средняя, крупная – большинство проходимцев, успевших в короткий период нагреть руки на бедствиях народа, войне и сколотить капиталы. Пока существовала угроза реставрации монархии с помощью интервенции иностранных армий, в результате чего им бы пришлось возвращать присвоенные земли, поместья, замки и пр., они терпели мясника Робеспьера. Но как только забрезжила победа буржуазии, диктатор стал не нужен. И его убрали. С этим трудно не согласиться.

Бабеф писал, что цель революции – всеобщее счастье. Но этим счастьем могли похвастаться лишь пришедшие к власти буржуа. Всеобщим оно не могло стать, ни при каких обстоятельствах. Впоследствии Франция еще не раз пыталась «достроить» демократическую конструкцию – в 1830, 1848 и 1871 годах. Но буржуазная революция 1789-94 г.г. осталась самым ярким событием. По сути – повторение 1625-1649 г.г. революции в Англии, но… более что ли резко ощутимым, оказавшим огромное влияние не только на судьбы нации, континента, но и на право отдельного человека на достойное существование. Само же взятие Бастилии 14 июля, политика в отношении короля, успех прокламаций и провозглашений сплочение в единое целое сословий (образование Национального Собрания и пр.) свидетельствуют о том, что кажущаяся стихийность и неистовый пыл народа направлялись в нужное русло уверенной рукой отцов нации – бенефициаров грядущих социальных перемен.

Конечно, революция и гражданская война сопровождаются всевозможной интервенцией своих соседей – как ближних, так и дальних. При этом совершенно не исключается вмешательство в дела суверенной страны на всех стадиях ее социальной агонии. Когда же становится очевидным просчет, пыл усмиряется, а рождающее новый строй государство крепнет, набирается сил и становится опасным в силу непомерно возросшей пассионарности – достаточно примера военных завоеваний наполеоновской Франции. Для возрождающей нации здесь самый раз проявить бы благоразумие и остановиться.

То, что к власти вскоре пришел Наполеон Бонапарт вполне закономерно: вакуум, образовавшийся после казни собственного монарха, нужно было чем-то заполнить. К тому же когда востребована решительность, носитель ее не замедлит появиться. Дальше – больше. Как справедливо заметил один из историков, под одним Бородино он уложил в 40 раз больше французов, чем послал под нож гильотины Конвент!

В заключение должен сказать следующее.
Данное компилятивное изложение событий не должно представлять дело, каким бы то ни было предпочтением в пользу или супротив нации англичан или французов – каждый народ суверенен в своей истории. То же я бы сказал и о России. Мое же отношение остается вместе с пониманием и принятием уже свершившихся исторических событий…
С уважением,
Александр Гуменюк,
19.12.2016 г.
Аватара пользователя
Анатолий
 
Сообщения: 2649
Зарегистрирован: 02 ноя 2009, 02:13
Откуда: Волгодонск город, Ростовской области, Россия.

Re: Гуменюк А.П. - взгляд в прошлое

Сообщение Анатолий » 27 апр 2017, 11:39

:geek:
Аватара пользователя
Анатолий
 
Сообщения: 2649
Зарегистрирован: 02 ноя 2009, 02:13
Откуда: Волгодонск город, Ростовской области, Россия.

Пред.

Вернуться в Мероприятия, экспедиции

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron